Сегодня: 22.11.17
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 22 ноября 2017 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

БИЗНЕС-ЛАНЧ


ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР -- ЭТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ ДЕНЬГИ В ТРУБУ

Почему Иркутской области не нужна энергия ветра и солнца

Мир на грани глобального энергетического кризиса. Лучшие умы человечества бьются в поисках дешевых и надежных источников тепла и электричества, не связанных с использованием остатков минерально-сырьевой базы и экспортом энергоресурсов. Ведь газ, нефть, уголь -- стратегическое сырье, экономическая безопасность, 'золотой запас' государства, в некоторых странах практически исчерпаны. Энергия -- вот база, условие развития, ценность современной цивилизации. Однако мировую экономику (а значит, и политику, и общество) по-прежнему лихорадит от скачков цен на нефть. Такая зависимость до добра не доводит.

Люди давно научились использовать энергию солнца, ветра, воды. Идеи использования подземного тепла, силы приливов для выработки энергии тоже перестали быть достоянием научно- фантастической литературы. Более того, в ряде стран ведутся исследования по созданию внеземных источников энергии. Во всю ведутся разработки в области термоядерного синтеза.

Иркутская область с ее избыточными (как считается) энергоресурсами стоит далеко в стороне от энергетических потрясений планетарного масштаба, а наши местные микро- кризисы в тепло- и электроснабжении -- это вина муниципалитетов и хозяйственников. Обладая развитой энергетикой, которая базируется на собственных дешевых гидроресурсах и буроугольных месторождениях (похоже, скоро будут свои нефть и природный газ), Приангарью, казалось бы, нет нужды искать альтернативные источники. И все же есть направления, перспективность которых несомненна, особенно для будущих поколений.

Как считает зав. сектором возобновляемых природных энергоресурсов Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН Александр Кошелев, возобновляемые ресурсы (малые речки, воду, ветер, солнце, подземное тепло) не только можно, но и необходимо использовать на территории Иркутской области, Бурятии, Забайкалья -- там, где применение традиционных источников энергии по разным причинам затруднено или крайне невыгодно. Например, тянуть провода для хутора из трех домов, затерянного в глухой тайге, как минимум нерационально, а энергия дизельной установки достаточно дорога. К тому же, как считает специалист, в будущем и для крупных населенных пунктов использовать экологически чистые и экономные способы выработки электроэнергии будет правильнее. Рубить просеки под новые ЛЭП на территории национальных парков и особенно заповедников (которых, как известно, в Приангарье достаточное количество), дымить дизелям и угольным котельным -- вообще противопоказано.

Классический пример: место приоритетного применения возобновляемых энергоресурсов в Прибайкалье -- остров Ольхон. Для электрификации этой территории была разработана не одна программа. Однако...

Александр Кошелев: 'В рамках международного проекта ТАСИС наш институт обосновал предложения по энергоснабжению острова Ольхон с использованием солнца, ветра и местных избыточных древесных ресурсов. Однако проект не был реализован, поскольку требовал крупных капиталовложений на начальном этапе. Причем Ольхон для реализации проектов такого рода является очень благодатной площадкой: на солнечном острове дуют постоянные ветра (очень редко случается полный штиль), к тому же рельеф местности позволяет использовать естественные котловины среди холмов на возвышенностях в качестве резервуаров, куда можно накачивать воду для создания насосно-аккумулирующей ветро-гидравлической системы электроснабжения, а заодно и водоснабжения (парадокс: даже в 'столице' Ольхона, поселке Хужир, вода в дефиците, ее развозят автоцистернами -- и это посреди самого глубокого, самого чистого водоема...).

Работает все это очень просто: когда дует ветер, то накачивается вода в резервуары-бассейны наверху холмов, а на сливе этой воды стоят мини-ГЭС, дающие качественное электричество -- когда и сколько требуется. Такой проект был уже успешно реализован (правда, без использования ветряков) в Польше -- в Верхней Силезии для выравнивания стока реки Сола. Это очень интересная и рациональная система: в ночное время идет закачка воды наверх, а днем, когда воду активно потребляют заводы и города, идет слив, и одновременно вырабатываются три четверти использованной на закачку электроэнергии. Конечно, это дорогой проект, требующий десятков миллионов рублей, но и прокладка ЛЭП на Ольхон -- тоже недешевый вариант.

-- ЛЭП уже вплотную подошла к проливу Ольхонские ворота. Осталось израсходовать еще 80 млн. рублей, чтобы проложить электрокабель по дну Байкала и соорудить электросеть на острове. И все же прокладка ЛЭП не решает проблем энергоснабжения острова в полной мере. Необходимо 'подстраховаться' за счет энергии возобновляемых ресурсов. 'Самым перспективным вариантом для Ольхона, пожалуй, является установка ветряков. Стоимость киловатт-часа от ВЭС получится заметно дешевле, чем от ДЭС, а присоединение ветряков к электросети снимает проблемы неравномерности их работы: в штиль будет использоваться электроэнергия от ЛЭП, а при избытках ветра энергия пойдет по тем же самым ЛЭП на материк. Что касается солнечной энергии, то ее целесообразно использовать прежде всего для горячего водоснабжения, поскольку солнечное электричество пока раз в десять дороже, чем энергия ветра, хотя для мелких сезонных объектов типа турбаз, пойдет и солнышко -- с учетом туристического престижа острова. Как я знаю, на Ольхоне нормально работают по крайней мере два фотоэлектрических генератора в Узурах и Хужире, -- продолжает Александр Кошелев.

В середине 90-х гг. небольшой проект на базе возобновляемых ресурсов был успешно реализован на Байкале в поселке Большое Голоустное. Американцы в порядке шефства соорудили там энерго-генерирующий комплекс мощностью 600 ватт с использованием солнечных батарей, который мог выдавать до 13 киловатт для насосов котельной. 'Такие установки могут успешно работать параллельно с дизельными станциями. В отличие от ДЭС они не требуют затрат на топливо, хотя, естественно, требует внимания, -- рассказывает Александр Кошелев. -- Чудо-установка исправно работала, пока не сожгли аккумуляторы, на замену которых, как видно, не нашлось денег. Что там работает сейчас, неизвестно, но и после прихода ЛЭП долина р. Голоустной остается энергодефицитной. А между тем солнечная электростанция могла бы работать и вместе с ЛЭП.

Немецкие специалисты из ФРГ также в 90-е гг. предлагали поставить на Ольхоне фотоэлектрические генераторы на 60 киловатт. Однако было непременное условие: российская сторона должна вложить в проект около 25% от общих затрат. Денег, увы, и на это не нашлось.

'Там же, на острове в сердце Байкала, в пади Узуры, где базируется научная станция Института солнечно-земной физики, нормально работал ветровой генератор, пока по чьему-то недосмотру (плохо закрепили перед штормом) пропеллер ветряка не разбило о мачту. Мы смонтировали в Узурах уникальную опытно-промышленную установку подогрева воды, где солнечные панели можно вращать вокруг двух осей вслед за солнцем, и передали ее совершенно бесплатно сотрудникам станции. Но, похоже, сегодня установка оказалась заброшенной'.

Ох уж, этот человеческий фактор, из-за которого бьются исправные самолеты, поезда, автомобили... А вот фермер Сергей Тужилин (кстати, бывший сотрудник Института систем энергетики) уже несколько лет не знает беды с полукиловаттным ветряком и восьмидесятиваттным фотоэлектрическим генератором (между прочим, они отечественного производства и смонтированы иркутской фирмой 'Энергосберегающие технологии') -- фермер бережет это свое имущество, уделяя ему внимания не меньшее, чем своим коровам и теплицам.

Практика подтверждает мнение ученых: использовать альтернативное виды энергии можно и нужно. 'Конечно, это дорого! Но сиюминутная выгода не должна затмевать социальный эффект. Чем измерить то, что у людей на Ольхоне, например, будет горячая вода? При этом не пострадает от антропогенного фактора и экология. А ведь это особенно актуально с учетом дальнейшего развития туристической отрасли в Прибайкалье. Использование технологий, не наносящих ущерба окружающей среде -- фактор престижа перед иностранными гостями. У нас же в стране господствует иной взгляд на этот предмет. Отчасти такое отношение объясняется неразумными подходами к соотношению капиталовложений и эксплуатационных затрат. Помнится, что при директивной, плановой экономике социализма удельные капиталовложения в оборудование, в капстроительство были гораздо выше, чем на Западе, но зато эксплуатационные расходы -- ниже. Грубо говоря, мы строили 'египетские пирамиды' на века, с размахом, мысля стратегически. И на этом ресурсе живем до сих пор. Сейчас же у нас взят курс на минимизацию капиталовложений (в завтрашний день уже не верят), при этом эксплуатационные расходы растут невероятно. Вот отсюда и все эти варианты с использованием дизелей -- при ежедневных немалых расходах на горючее (себестоимость 1 киловатт-часа превышает 5 рублей). Отсюда же и необходимость в ежегодных северных завозах топлива (вместо того, чтобы один раз привезти и поставить ветряки, смонтировать на быстрых речках бесплотинные ГЭС. Последние, между прочим, как известно, прекрасно работали в начале прошлого века на реке Бодайбо, на притоках Баргузина. Естественно, возобновляемые ресурсы требуют повышенных капиталовложений. Зато дальше расходы по эксплуатации станут минимальны, а когда лет через 5-10 капиталовложения окупятся, энергия станет уже почти бесплатной'.

Время возобновляемых источников энергии в России наступит лишь тогда, когда мы построим материально благополучное, процветающее и разумное общество, считает Александр Кошелев. Будем надеяться, что такое наступит раньше чем мы исчерпаем все ресурсы и вплотную подойдем к экологической катастрофе.

 

Из истории ветроэнергетики

Чарльз Ф. Браш (1849-1929) один из основателей американской электрической индустрии. Он изобрел очень эффективный генератор постоянного тока, использовавшийся в общественных электрических сетях, первую коммерческую дуговую лампочку и очень эффективный способ производства свинцово-кислотных аккумуляторов. Его компания 'Браш Электрик' в 1892 году слилась с 'Эдисон Дженерал Электрик Компани' и новая компания получила широко ныне известное название 'Дженерал Электрик Компани' (GE).

В течение зимы 1887-88, Браш построил то, что сегодня называется первая автоматически управляемая ветровая турбина для производства электроэнергии.

Они была воистину гигантской -- самой большой в мире -- диаметр ротора был равен 17 метрам и ротор имел 144 лопасти, изготовленные из кедра. Для осознания размеров этого циклопического сооружения обратите внимание на человека, подстригающего лужайку справа от турбины.

Турбина проработала 20 лет, в течение которых заряжала батареи в подвале под турбиной. Несмотря на внушительные размеры турбины, на ней был установлен генератор мощностью всего 12 кВт.

В Американском Научном Журнале 20 декабря 1890 года была опубликована статья, посвященная этой турбине, в которой очень детально описывалась как сама турбина, так принципы полностью автоматического управления. Принцип, применявшийся Брашем, -- использование соленоидов -- не претерпел изменений с 1890 года до тех пор, когда контроллер турбины начал управляться компьютером.

Risks & Investments

Екатерина ВЫРУПАЕВА


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные