Сегодня: 25.06.19
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 25 июня 2019 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА


ИХ РУК ДЕЛО

"Колониальные" товары со склада в ГУИНе

В Иркутской области находятся 4 следственных изолятора, тюрьма, 15 исправительных колоний, 7 колоний-поселений. Однако сегодня речь пойдет вовсе не о жизни за колючей проволокой. От учреждений ГУИН на внутрирегиональный рынок поступает огромный ассортимент продукции: от заурядных верхонок до здания контейнерного типа и леса- кругляка. Причем сегодня товары с зоны имеют все шансы потеснить на рынке продукцию многих местных предприятий. Себестоимость некоторых из них за счет дешевых трудовых ресурсов и производственных площадей получается в 2-3 раза ниже, чем на рынках, а «за качество -- отвечаем».

Труд заключенных уже более века используется на благо общества. Арестантский рабочий дом существовал в городе с 1799 года. Силами спецконтингента во времена Советского Союза были возведены такие объекты, как Ново-Иркутская ТЭЦ, завод по разливу вин. Дешевые рабочие руки осужденных привлекались также для строительства масложиркомбината, завода радиодеталей, восточного участка БАМа...

-- В 70-80-е годы было гораздо проще работать, -- рассказывает Денис Мухин, начальник отдела маркетинга ГУИН Иркутской области. -- Регулярно в ГУИН поступали госзаказы, которые выполнялись в соответствии с утвержденными ранее планами. Отлаженная система была нам удобна, впрочем, как и всем тогдашним госучреждениям. Девяностые годы в корне изменили подход к работе в учреждениях ГУИНа. С началом перестройки госзаказы прекратились. Цепочка «государство-предприятие-зона» оборвалась. И в ГУИНе приостановилось производство. Нужно было ориентироваться на выпуск новых изделий, искать другие рынки сбыта. Ведь по большому счету колонии кормят себя сами -- с бюджетным финансированием трудно. Поэтому бездельничать на зоне осужденным не приходится. За последние десять лет в пенитенциарных учреждениях освоен выпуск более тысячи новых изделий. --В 90-х исправительная колония ╧ 6 выполняла заказы от радиозавода, а после прекращения его работы, перешла на производство мебели, --- приводит пример начальник отдела маркетинга областного ГУИН. Работа для осужденного значит очень много. Она позволяет отвлечься от мрачной повседневности лагеря. Пустота от пребывания за колючей проволокой не так ощутима, когда руки заняты делом. Работая, осужденные живут проблемами производства, а не отсчитывают дни, оставшиеся до освобождения, глядя на зарешеченное небо. Занятость помогает психологически выдержать пребывание на зоне. Однако работать «на государство» сугубо по принудительной системе, как это было раньше, а в камере (в порыве творческого экстаза) выстругивать для друзей сувениры (так называемая чернуха) -- это одно... И совершенно другое -- получать за свой труд честно заработанную копеечку, что ГУИН гарантирует. Маркетологи ГУИНа утверждают, что именно такая работа более эффективно стимулирует осужденных, которые вправе распорядиться своими честно заработанными деньгами как угодно: послать семье, приобрести что-то для себя.

Денис Мухин отмечает, что в первую очередь труд в колониях несет в себе исправительный характер. -- У заключенного есть шанс, выйдя на свободу, работать по полученной специальности, а не начинать по новой воровать, грабить. Буквально 10 лет назад осужденным власти разрешили официально заниматься индивидуально-трудовой и прочей предпринимательской деятельностью (закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (1993 г.). Хотя предпринимателями осужденных не назовешь. Выходить на улицу и становиться в один ряд с торговцами, увы, у них не получится. Но получать зарплату и наравне с фирмами предлагать населению качественный товар по низким ценам -- вполне реально. Мало того, сегодня становится очевидным, что продукция, сделанная руками заключенных, вполне конкурентоспособна на рынке.

Давайте дружить

После кризиса 98-го интерес к «колониальным» товарам резко вырос. Коммерсанты кинулись скупать их оптом для перепродажи. Надо ли говорить почему? Решающим фактором была цена. И при бурном развитии торговли товары с зоны пошли в магазин. А непосредственными конкурентами ГУИНа стал малый и средний бизнес.

-- В силу специфики своей организации мы не можем на равных конкурировать с предприятиями-производителями. В погоне за клиентом многие фирмы предлагают тот сервис, который нужен покупателю, но который не можем обеспечить мы. Доставка, установка мебели, к примеру, в основном предлагается бесплатно. Из-за того что основная рабочая сила находится в неволе, мы этим «взять» клиента не можем. Именно с целью изучения рынка и установления сбыта были созданы службы маркетинга при колониях и ГУИНе. «На местах» маркетинговые службы заняты тем, что ищут потенциальных покупателей, заключают договора, снабжают колонии сырьем, вывозят готовую продукцию. Сама служба маркетинга ГУИНа организует ярмарки, участвует в выставках других городов, знакомит население и партнеров с выпускаемой продукцией. На постоянно действующей столичной выставке в выставочном центре «Москва» (бывшем ВДНХ) свои стенды имеет и иркутский ГУИН.

ГУИН сегодня заинтересован в развитии имеющихся и создании новых линий производства. На сегодня список продукции «с мест не столь отдаленных» широк безгранично. Это и лесопродукция (кругляк, пиломатериалы), металлообработка (торговые павильоны, к примеру), деревообработка (дверные и оконные рамы, плинтус, рейка, срубы бань, домов) и мебель, и одежда, первоклассная обувь и сувенирная продукция, которая всегда была востребована на воле. По прайс-листу ГУИНа можно обставить всю квартиру, офис, одеть семью и собственных сотрудников. Вот вещи, предлагаемые ими к производству и реализации в порядке индивидуальной или артельной деятельности: двери, рамы, мебель, сувениры, плетеные изделия, шкатулки, ларцы, чеканка, инкрустация, изделия из лозы, отходов кожи, бересты, керамики, резные кухонные наборы, хлебницы... Осужденным надо дать заработать. Они многое умеют и многое могут предложить.

Одним из вариантов сотрудничества для ГУИНа было бы размещение коммерсантами заказов в исправительные колонии на производство. -- Нас обеспечивают сырьем, мы предоставляем готовые товары, которые тот же инвестор сможет реализовать через свои торговые сети. При этом потенциальным инвесторам не надо ломать голову над созданием производственных площадей, их арендой или выкупом. Все это уже есть. Как и квалифицированные специалисты. Совместную работу с ГУИНом предприятия вели и в Советском Союзе. Само по себе создание СП не новость -- такая возможность предусмотрена законом.

-- Рекламную кампанию мы себе позволить не в состоянии. «Товары с зоны» -- это не лучший слоган для продвижения товаров. -- Но не могу сказать, что у нас нет сбыта. Нашу продукцию покупают и крупные предприятия, например, как ЗАО «ЮКОС», «ИрКАЗ», и небольшие фирмы. Но производительная мощность на предприятиях на территории исправительных колоний потенциально больше. А увеличение объема производства может произойти только под заказ. Нам необходимы инвесторы. Сегодня ГУИН готов работать с предприятиями различных форм собственности и на различных условиях.

Товарам с зоны нужен рынок

За 2003 год на территории учреждений ГУИНа было выпущено товаров народного потребления на сумму 50 млн. руб., обуви -- на 8 млн., металлических изделий (в том числе и торговых павильонов) -- на 18 млн. руб. Естественно, гораздо выгоднее продавать лес и металлические изделия, чем сувениры. Шедевры осужденных не несут никакой художественной ценности и поэтому стоят копейки, даже если на создание уходит месяц. И это при том, что аналогичный товар на рынке оценивается в у.е. В основном товары ГУИН ориентированы на средние слои населения. Однако прямых торговых отношений с потребителями у ГУИНа нет. -- Какой покупатель пойдет выбирать себе одежду за решетку? К тому же многих клиентов отпугивают погоны -- конечно, не деловой костюм. И еще одна трудность. У нас практически нет торговых площадей. Всего по Иркутску насчитывается порядка 5 собственных торговых точек. Остальные -- при исправительных учреждениях. Наша цель -- расширить торговые площади в скором будущем. Конечно, для этого необходимы финансовые ресурсы и участие юридических лиц. Однако несмотря на все сложности (пропускной режим, колючая проволока), предложение о сотрудничестве для предпринимателей не теряет своей привлекательности. Мы все равно работаем и делаем все возможное, чтобы товары нашли своего покупателя. Помимо конкуренции на рынке, на ассортимент товаров с зоны влияют предпочтения покупателя.

-- Мы следим за тем, что пользуется спросом. И ту же мебель разрабатываем в соответствии с современным дизайном. То есть товары из зоны не хуже «фирменных». Да, у нас дешевле материалы, сырье. Но качество от этого не страдает. Население до сих пор с опаской относится к товарам, которые производят осужденные, хотя по той же цене на рынке ничего не купишь. (Где вы видели табуреты за сто рублей или рукавицы из сукна за 18?). А вот предпринимателям сотрудничество с ГУИН сулит большие выгоды.

Анна ДОЛЖЕНКОВА


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные