Сегодня: 21.11.18
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 21 ноября 2018 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

ВЛАСТЬ


ФЕРМЕР

50 центнеров пшеницы с гектара поднял в этом году фермер Андрей Мунгалов в считающемся бесперспективным для земледелия Баяндаевском районе. Формула успеха: новый сорт пшеницы + крепкая крестьянская жила.

Уезжая на УАЗике с сыновнего поля, Андриан Мунгалов, начальник Баяндаевской земельной кадастровой палаты, рассказал мне историю из своей молодости. Он тогда работал агрономом в родном колхозе имени Чапаева. Все колхозы в районе (их было всего четыре) добились к тому времени неплохих урожаев -- около 20-ти центнеров с гектара. Однажды в соседнее хозяйство "Путь Ленина" приехал тогдашний первый секретарь обкома партии. Самый большой человек в области и округе -- Банников. Пригласил председателя "Пути Ленина" и Андриана Мунгалова. Побеседовал, а потом спрашивает: "Как вы думаете, а можем мы держать урожайность 25 центнеров -- ежегодно, без срывов?" Сначала отвечал местный руководитель. Рассказал про погодные условия и непредсказуемость стихии, про зону рискованного земледелия и прочие напасти. Банников выслушал и промолчал. Заговорил Мунгалов. Сначала подтвердил слова старшего коллеги. А потом говорит: "Вот вывели бы для нас ученые новый сорт пшеницы. Такой, чтоб дней хотя бы на десять раньше поспевал. Тогда бы мы сделали 25 центнеров -- без вопросов!". Банников обрадовался: "Правильно, -- говорит, -- А ведь я об этом и не задумывался. Всякие причины выслушивал, а про семена и не думал. Будем работать..."

ОТЕЦ

С того разговора много времени прошло. Андриана Мунгалова сначала перебросили работать агрономом в другой колхоз -- в "Тугутуйский". После того, как хозяйство вышло на первое место в районе по урожайности (на это ушло 12 лет), забрали в район -- председателем райисполкома. Мунгалову, агроному от бога, не хотелось бросать работу с землей, но в те времена с людьми особо не церемонились. Надо -- и все. Потом в райком партии вторым секретарем взяли. "Не знаю, куда, на какое место меня готовили", -- смеется Андриан Петрович. Но пришли иные времена. КПСС разогнали, едва без работы не остался. Пошел в председатели райкомзема. Сейчас старшему Мунгалову 68 лет. Но только в этом году он, похоже, нашел тот самый сорт пшеницы...

СЫН

Андрей Мунгалов -- широкоплечий, в клетчатой рубашке и в бейсболке -- вылитый фермер. Сейчас ему 42. Лет 12 назад отец спросил: "Может, попробуешь землю взять?" Он согласился с удовольствием. Сейчас у него 160 гектаров пашни: 26 -- в собственности, 134 -- арендованные. Половина каждый год под парами, половина под зерновыми. В основном, сеет пшеницу. В конце 90-х шесть лет подряд по 30 центнеров с гектара снимал. Урожайность по сибирским меркам очень приличная! А для этих мест почти немыслимая. (Баяндаевский район теперь считается северным, неперспективным для земледелия). Правда, после тех шести хороших лет настали трудные годы. "Саранча -- страх божий был: все заборы облеплены, -- рассказывает за сына Андриан Петрович. -- Первый укос совсем съели". К саранче еще одна напасть -- бурая ржавчина -- добавилась. Пришлось Андрею в срочном порядке опрыскиватель покупать. Победил саранчу, справился и с бурой ржавчиной. Тут засуха нагрянула. Потом -- ранний снег. Андрей, впрочем, не жалуется. Куда от стихии денешься? Обидно, конечно, когда вся работа в течение года насмарку. Убирать -- и то настроения нет.

В этом году Мунгалов-младший выезжает на поле на стареньком "Енисее" с явным удовольствием. Пшеница стоит как лес. Колосок к колоску. Такой пшеницы в Баяндаевском районе еще не было. Да что в районе -- во всем округе и во всей Иркутской области о подобной урожайности даже и не заговаривали. 50 центнеров с гектара. Я не оговорилась: пятьдесят.

"Хороший год нынче" -- говорят Мунгаловы. Плюс хорошая обработка и подготовка почвы (у Андрея своя технология). И, наконец, главное -- семена. В этом году впервые посеяли новый сорт пшеницы. Называется "Ирень". Выведен в Красноярске. Они бы его и раньше опробовали, да не знали, где взять. Нынче в Иркутскую область эти семена впервые завезли. "Ну и нам маленько перепало", -- объясняет Андриан Петрович. Урожайность превзошла все ожидания. Несмотря на то, что сев был поздним, колос поспел вовремя. "Хлебопекарных качеств пока не знаем", -- оставляет за собой последнее сомнение Мунгалов-младший.

ОТЕЦ

Дед Андриана Петровича был "единоличником". В тех местах, где они жили -- в Качугском районе -- земли было немеряно. Сколько освоишь, столько и бери себе. У деда было гектаров 20. Слава богу, под раскулачивание не попал. Отец работал в колхозе. Андриан, когда закончил 7 классов, поступил было в машиностроительный техникум. За десять дней до 1 сентября приехал домой, а дома взял, да и передумал. Вернулся в школу, закончил десятилетку и поступил в сельскохозяйственный институт. На агрономический факультет. "Такой зигзаг получился, -- шутит Андриан Петрович. -- Мог ведь на инженера пойти учиться; у меня с математикой были лады, с физикой. Наверное, тяга была к земле..."

Сейчас в Баяндаевском районе его считают большим авторитетом в земледелии. "Андриан Петрович у нас академик народный. Сам у него учусь," -- уважительно отозвался о Мунгалове-старшем глава районного сельхозуправления Орел Оракшинов.

СЫН

Андрей в сельхозинституте только четыре курса закончил. "Зато все четыре -- без хвостов", -- смущенно сообщил фермер. Потом женился, армию отслужил. Пытался пойти на заочный, не понравилось. Последние 12 лет учится сам. "Где у меня спросит, где почитает, -- объясняет отец. -- Каждый год чему-то учит. Да у него интуиция еще получше, чем у меня."

Порасспросив отца, да почитав книжек, Андрей разработал собственную систему обработки почвы. Совместил две технологии -- классическую и почвосберегающую. Землю пашет не на три раза, как положено, а на один. Потом несколько раз боронит, не переворачивая пласта. Весной не трогает, не проводит классического влагоудержания. Полагает, что весной -- только тронь землю, она сразу всю влагу и потеряет. Зато нынче осенью, стоя перед своим красивым и чистым (без единого сорняка) полем пшеницы, гордо замечает: "Мы за лето ни разу химобработку не проводили".

Отцу хочется, чтобы сын получил диплом о высшем образовании. Он говорит, что тот все еще учится на заочном и обязательно закончит. Андрей с отцом не спорит, но, оставшись со мной наедине, как будто извиняется: "Не буду я доучиваться, неинтересно мне уже". Я ему верю: этому человеку уже ни к чему сдавать зачеты.

ОТЕЦ

Андриан Петрович про сельское хозяйство в Баяндае знает и помнит все. Он с ходу расскажет, какая урожайность была в каком из колхозов, какие сорта зерновых сеялись и какую давали урожайность. Назовет причины падений и взлетов в производстве. Он по-прежнему считает, что в Баяндаевском районе можно было бы выращивать хлеб. "Почему Баяндай так быстро потерял свои хозяйства? -- рассуждает он. -- У нас температура на 2-3 градуса ниже, чем в других районах. Мелочь, кажется, но если на почве заморозки 1-2 градуса -- пережить можно. В Баяндае же в это время 3-5 градусов ниже нуля. Это уже много. Раньше район держался за счет государства. Попало хозяйство в тяжелое положение -- надо быстро реагировать. Правительство должно сразу, незамедлительно помогать, пока хозяйство на бок не завалилось. Так оно и было. Теперь никто не помогает. Первый год заморозки, на следующий год -- саранча, и все... Это же общественное хозяйство, оно без помощи государства никак не проживет."

Фермерам в этом смысле легче. У Андрея ни администрации, ни бухгалтерии. Один наемный работник -- тракторист на период уборочной. И на комбайне, и на самосвале -- везде сам. Вторым водителем -- "тестяра" (тесть, отец жены). "Прибыли как таковой, сильно нету," -- говорит Мунгалов-младший. Но жить можно. В тяжелые годы семья обходится без излишеств. В хороший год каждая лишняя копейка вкладывается в развитие: в покупку техники и оборудования. На это дело даже иногда занимать приходится. В 99-ом Андрей -- "чтоб своя переработка была" -- купил в Пензе мельницу за 160 тысяч рублей ("по тем временам она две "Волги" стоила"). Зато в хозяйстве уже есть полный производственный цикл.

Крестьянско-фермерские хозяйства тоже, случается, "заваливаются". За эти годы в Баяндаевском районе в разное время было зарегистрировано аж 85 фермеров. Сейчас по спискам 31 КФХ, действующих -- 8. Зато предпринимателей, занятых в торговле (киоски, магазины) -- под сотню.

СЫН

Машинный парк в КФХ "Мунгалов" вполне солидный. Три трактора (два "Казахстана" и один "Беларусь"), комбайн "Енисей", два самосвала (ЗИЛ-130 и ГАЗ-3307). Склад, зернодробилка, мельница, подстанция. Техника не новая: лет по десять с лишним уже отработала. В больших хозяйствах она бы свой ресурс давно выработала. В КФХ машины служат дольше. И все равно тревожно: комбайн свое скоро отходит, и что тогда? Новый никакому фермеру в одиночку не потянуть: почти полтора миллиона рублей стоит. Андрей кивает: "Вот-вот, оно и подходит это время..." МТС в Баяндаевском районе пока нет. Надежда только на окружные власти. Они в равной мере всем помогают -- и большим, и малым хозяйствам.

Помощь от округа Мунгалов-младший получает и сейчас. По тонне дизтоплива в квартал. С техникой, боится, будет сложнее: среди условий, на которых власти помогают аграриям, есть требование обрабатывать не менее 500 га пашни. У Андрея пашни пока значительно меньше.

Пока мы беседовали во дворе Мунгаловского дома (построенного несколько лет назад собственными руками), в ворота несколько раз стучались покупатели. Приходили покупать зерно (5 тысяч рублей машина), солому. Одна бабушка из соседнего села оказалась старой знакомой Мунгаловых, в прошлом -- передовой дояркой из колхоза имени Чапаева, где трудился агрономом Андриан Петрович. Мимоходом она обронила: у меня тоже 60 гектаров земли есть. Кто бы их купил?

"Я бы расширился, но мне надо хорошую землю, -- сказал на это Мунгалов-младший. -- Такая земля есть, но она занята. Хотя и не обрабатывается". В свое время колхозную землю разделили на паи. Сейчас многие пасут на ней скот или косят траву. Купить землю можно, но рынка, по словам Мунгалова-старшего, председателя райкомзема, практически нет.

ВНУК

Земля у Мунгалова арендована на 50 лет -- до 2042 года. И самому наработаться хватит, и детям будет что передать. Дочь Наташа пока маленькая, в третий класс ходит. Сын, тоже Андрей, сейчас в армии. Захочет ли пойти по стопам отца? Андрей не знает. "Так-то интересно ему вроде. Права имеет -- тракторист и водитель". Неволить сына Андрей не собирается. Говорит, пусть сам думает. Однако, когда я спрашиваю: "А если захочет в городе остаться?", отвечает весомо: "Пускай обоснует. Хотеть можно хоть куда. Желательно, чтобы здесь работал".

Елизавета Короткова


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные