Сегодня: 22.03.19
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 22 марта 2019 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА


ФОНД, КОТОРЫЙ ЛОПНУЛ

Дело о крупной "студенческой" афере отправилось в суд

Практически год (с 2001 по 2002) в Иркутске действовал фонд социального развития населения, организованный в лучших традициях литературных афер О.Генри. Правда, иркутский последователь Джефа Питерса и Энди Таккера прогорел отнюдь не из-за своего красноречия. Его кампания по выуживанию средств из населения напрямую касалась одной из самых больных тем -- обучения студентов. А, как известно, чем больнее бьешь, тем сильнее отдача. Поначалу удачливому аферисту удалось пустить пыль в глаза не только абитуриентам, студентам и их родителям. На его «заманчивое» предложение поддались даже ученые мужи вузов. Однако спустя год обман всплыл, фигурой организатора фонда заинтересовались сотрудники милиции, заваленные жалобами жертв мошенничества. И еще через год, в апреле 2003 г., «студенческое дело» отправилось в суд.

КАК ЭТО БЫЛО

Все гениальное не просто, а очень просто. Пособие по прикладному мошенничеству в сфере образования можно начать с текста рекламного объявления, которое дал необразованный учредитель социального фонда Владимир Кузнецкий. Рекламное объявление, опубликованное в апреле 2001 года чуть ли не во всех иркутских СМИ, сообщало, что фонд социального развития населения берет на себя оплату 50% стоимости обучения в вузах и средних учебных заведениях. Всех студентов, желающих получить скидку, просили обращаться по указанному телефону. Как выяснила ИТГ, фонд на тот момент был официально зарегистрирован -- видимо, для солидности.

Подарочная система сработала безотказно. В фонд пошли абитуриенты и студенты. Удивительно, но клиентов фонда не смутило ни то, что организация ютилась в тесном вагончике на Центральном рынке, ни сомнительная личность руководителя, ни предварительный расчет с фондом наличными, ни пространные объяснения сотрудников организации о том, как работает система «скидок»...

А работала она следующим образом. Владимир Кузнецкий, предварительно обошедший ряд учебных заведений города, сообщил ректорату о своей благородной идее. Причем, по признанию ученого секретаря совета ректоров вузов, говорил учредитель фонда не слишком убедительно. Предложение Кузнецкого сводилось к тому, что фонд заключает некий договор с вузом (или другим учебным заведением) на студентов, которые захотят платить за обучение на 50% меньше. В соответствии с этим фонд обязуется оплачивать 50% стоимости от обучения по бартеру, предоставляя вузу авиабилеты, стройматериалы и другие полезные вещи. Студенты отдают деньги в фонд, который затем переправляет их в вуз. При этом фонд как организация некоммерческая ни копейки себе не берет. На вопрос о том, откуда средства на такую благотворительность, Кузнецкий скромно отвечал: «У нас есть спонсоры».

Совет ректоров связываться с сомнительной организацией не стал. Однако, как выяснилось, БГУЭП все же заключил договор на ряд студентов. Поддался увещеваниям директора фонда и ИГМУ. С первым фонд кое-как отработал, второй же практически сразу отказался от сотрудничества. Впрочем, его студентам от этого легче не стало.

Договоры с солидными вузами были необходимы Кузнецкому в качестве театрального реквизита. Он приходил в другие учебные заведения и неизменно козырял выгодными партнерскими отношениями. Кстати, так он завлек в свои сети и ИРГТУ, где о том, что фонд -- это афера, узнали только от нашего корреспондента. Представительские «связи» помогали директору фонда и при работе с клиентами.

Последних совершенно не смущал факт отсутствия договоров с остальными учебными заведениями. Слабоватый антураж в свете привлекательных скидок творит чудеса. Студенты чуть ли не всех вузов города приходили в фонд, подписывали стандартные соглашения и затем отдавали 50% от стоимости своего обучения (по вариантам -- либо за семестр, либо за год, либо за все время). Как говорится, куй железо не отходя от кассы. Помощница Кузнецкого принимала наличность, а взамен выдавала квитанцию к приходному кассовому ордеру, которая не имеет никакой юридической силы.

Естественно, практически ни за кого из своих клиентов-студентов фонд денег не перечислил. Приобрел несколько авиабилетов для нархоза и этим ограничился. Бартер оказался фикцией. Вскоре после того, как по городу поползли слухи о странном фонде, его директор исчез, даже не заплатив за аренду офисной аппаратуры и вагончика. Последний впоследствии опечатали сотрудники УБЭП.

Обманутым студентам так и не удалось объясниться со своим «покровителем» и узнать, куда ушли все собранные деньги. Здесь все зависит от предпочтений организатора фонда. Судя по тому, что г-н Кузнецский остался в Иркутске, Багамы ему оказались не по карману. Собственно, и куш-то вышел сравнительно небольшой. По данным оперативников -- около 230 тыс. руб. Зато были охвачены едва ли не все учебные заведения города.

А ВУЗ НЕ ДУЕТ В УС

Суггестия (внушение) при обмане -- «первая скрипка». В нашем случае со смычком выступили сами учебные заведения. Так, например, в институте иностранных языков, который, кстати, отказался заключать договор с фондом, несколько дней висело объявление, рекомендовавшее его студентам. Воодушевленные поддержкой альма-матер учащиеся рванули в гости к Кузнецкому. Авторитет преподавателей родного вуза оказался сильнее природной осторожности.

В нархозе, по словам ректора по учебной части, студентам поясняли, что все обязательства по оплате их обучения несет фонд. Однако отсутствие прямого предостережения руководства вуза также сподвигло молодежь на поход в фонд.

Естественно, свою косвенную вину в том, что студенты попались на удочку афериста, учебные заведения города отрицают. Никому не хочется признавать собственные ошибки, главная причина которых -- отсутствие сообщения между вузами, техникумами, колледжами и прочими образовательными учреждениями, которое позволило бы им выработать единую стратегию поведения в отношении сомнительных организаций.

В любом случае пострадавшие от мошенничества в первую очередь виноваты сами: деньги-то они отдавали лично из рук в руки. И скорее всего, вернуть их уже не удастся: вряд ли с директора фонда есть что взять. Говорят, он большой транжира.

Я НЕ МОШЕННИК, Я ПАРТНЕР

3 мая 2002 года следственное управление УВД возбудило уголовное дело в отношении Владимира Кузнецкого по ст. 159 ч.2 УК. Следователь посчитала, что фонд социального развития есть средство для извлечения прибыли обманным путем, то есть мошенничество чистой воды. Однако, по словам оперативников УБЭП, сам Кузнецкий настаивает на том, что отношения фонда и клиентов находятся в плоскости гражданского права и, соответственно, все споры между ними должны разрешаться не в уголовном, а в гражданском суде.

Впрочем, выводы о том, является ли схема благотворительности, предложенная Кузнецким, уголовно наказуемым преступлением, решит суд. А вот пострадавшие от меценатской деятельности фонда, которых набралось уже 51 человек, наверняка сделали выводы, и они вряд ли совпадают с мнением бывшего директора бывшего фонда.

Анастасия ЛЫРЧИКОВА


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные