Сегодня: 19.04.19
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 19 апреля 2019 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА


КУЛЬТУРА ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ

В 50-х годах минувшего столетия цивилизованная часть мирового сообщества пребывала в состоянии некой эйфории. Казалось, был найден рецепт приобщения к пулу развитых держав тех стран, которые, как тогда думали, в силу случайных причин оказались на обочине общемирового экономического процесса. Обнадеживающий пример дала Германия, в которой благодаря американскому плану Маршалла за какие-то 10-15 лет была построена эффективно работающая рыночная экономика и царствовал демократический порядок.

Разочарование принесли «демократические эксперименты» в Латинской Америке. Аргентина, Венесуэла, Колумбия... Прошел уже не один десяток лет с тех пор, как у власти здесь военных сменили гражданские правительства. Либеральные министры попытались модернизировать экономику, привив ей рыночные правила поведения. Вроде бы были включены все атрибуты цивилизованного общества: рынок, демократия, гражданские свободы. Но времени прошло немало, а главная проблема -- та, которая, собственно, и делала эти страны третьим миром -- не только не была решена, но местами и усугубилась: большая часть населения этих стран по-прежнему живет в бедности.

Похожую ситуацию мы можем наблюдать сейчас и в России. Экономические и демократические реформы начались уже больше 10 лет назад. Но главное, что можно сказать про их результаты (по крайней мере, те, которые есть сейчас), формулируется уже устоявшимися терминами «управляемая демократия» и «олигархический капитализм». Значительная часть россиян живет за чертой бедности, большинство наших сограждан не понимает реформы и не разделяет идеологию их проводников. Иными словами, наше общество пока гораздо больше похоже на колумбийское, чем, например, на немецкое.

Так почему же одни страны, вставая на путь либеральных преобразований, в течение считанных десятилетий достигают впечатляющих результатов, а другие так и остаются в пучине нищеты, коррупции и отсталости? Об этом говорил в своей недавней лекции на форуме Клуба региональной журналистики научный руководитель Высшей школы экономики, в прошлом министр экономики Евгений Ясин.

Ясин говорил о культуре. Не в узком ее смысле (литература или искусство), а о том, что называется культурой общества, цивилизации, о том, смысл чего заключают иногда в слове «менталитет». Для Ясина, как и для многих других современных ученых, становится все более ясным, что культура общества имеет если не определяющее, то весьма существенное значение для способности этого общества добиваться успеха на пути экономического прогресса.

Действительно, наиболее успешны в экономическом плане те нации, где влияние религии на культуру ограничено. Это прежде всего протестантские страны (США, Англия, уже упомянутая Германия), а также те католические страны, в которых роль религиозных институтов невелика (например, Франция). Чего не скажешь о мусульманских государствах Востока, странах Латинской Америки (истово католических) и ортодоксально православных государствах, к которым с некоторыми оговорками можно отнести и Россию.

Как религия и связанная с нею система ценностей влияет на способности нации уверенно двигаться к процветанию? Вот лишь несколько примеров. Успеха достигают там, где думают о будущем, а не там, где ностальгируют по прошлому. Прогрессивные культуры нацелены на будущее. В статичных люди боятся перемен и нередко выступают за возвращение назад, к прежним порядкам. Нам ведь знакомы фразы вроде «Эх, как же хорошо было раньше, до чего нас довели эти реформы...».

Другой пример -- отношение к труду. В прогрессивных культурах упорный труд -- одна из главных предпосылок для достижения успеха. В статичных к упорно работающему человеку относятся без уважения и даже без понимания, поскольку там процветает так называемое справедливое распределение богатств, при котором сколько ни трудись, получишь все равно одно и то же. Опять же вспомним нашу всеобщую уравниловку.

Еще один пример -- значение личных способностей. В прогрессивных культурах -- наличие и развитие способностей являются для человека наилучшим средством для достижения общественного успеха. В статичных таким средством являются прежде всего личные связи. «Устроить по блату», «уладить по телефону» и тому подобные устоявшиеся выражения нам тоже хорошо знакомы.

По словам Евгения Ясина, успеха преобразования в России смогут достигнуть только в том случае, если удастся изменить менталитет россиян. Больше уважения к свободе, к собственности, к труду. Большая оценка индивидуальных способностей, желание постоянно изменять жизнь к лучшему. Вот что нужно современному российскому обществу.

Общество нуждается в скорейшем изменении ценностных установок, но последнее вряд ли может произойти само по себе. Здесь работает своего рода порочный круг, когда ценностная ориентация общества определяется его экономическим состоянием, а динамика экономического состояния -- ценностной ориентацией. Нет уважения к собственности -- нет эффективных собственников -- нет экономического роста -- и нет причин уважать собственность. Такова печальная цепочка экономических и ценностных умонастроений в современной России.

Что делать? Понятно, что модернизация культуры может быть только навязана обществу. И в этой связи Евгений Ясин приводит пример Испании, где начавшиеся после смерти Франко либеральные реформы сопровождались значительными ценностными трансформациями, которые откровенно навязывались обществу либеральным правительством. Испанцы очень похожи на россиян влиянием, которое религия оказала на развитие наших стран. Истовый католицизм в Испании и ортодоксальное православие в России создало образы противящегося переменам, презирающего единоличные устремления ленного испанского кабальеро и простого русского мужика.

Испанским реформаторам удалось сломать этот образ, российские реформаторы пренебрегли культурной составляющей реформ. В результате Испания после двух десятилетий преобразований добилась успеха и если не догнала передовую Европу, то во всяком случае уже не считается европейским загоном. Россия же до сих пор топчется на распутье, определяясь, где же ей быть -- в третьем мире или все-таки в первом.

То, что написано выше, конечно, отдает философскими абстракциями. Но суть ясинских рассуждений несложно понять, если задуматься над вопросом, почему в России так мало предпринимателей. В Штатах малый и средний бизнес создает 80% национального дохода, у нас -- едва ли 10. Почему народ не хочет заниматься бизнесом? Налоги? Административные барьеры? Криминал? Ерунда! Те, кто занялся бизнесом, показали: и с тем, и с другим, и с третьим жить можно. Проблема в другом: толковый и грамотный учитель до посинения будет сидеть на своем нищенском окладе вместо того, чтобы уволиться и начать зарабатывать деньги на пошиве трусов, например. Потому что «стабильность», «уверенность в завтрашнем дне», дармовая забота государства ему куда дороже, чем полная опасностей и ответственности, хотя и обеспеченная предпринимательская жизнь.

И вот это действительно ценностная проблема, которую не решишь никакими налоговыми поблажками или снятием административных барьеров. Здесь только одно средство -- вытравливать из сознания (или даже из подкорки) народа боязнь независимости. Как это делать -- об этом Евгений Ясин не рассказывал, да, наверное, и не надо пока. Это ведь только отдельные ученые поняли, что культура имеет значение. Правительство же по-прежнему живет в плену экономических схем в духе «догнать Португалию к 2052 году».

Михаил МАЗУР


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные