Сегодня: 11.12.17
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 11 декабря 2017 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

БИЗНЕС-ЛАНЧ


КРАЖА ЛИЦА

В некоторых племенах, которые все еще живут при первобытном строе, существует поверие: сфотографировать человека -- значит украсть его лицо. Поэтому, туристам с фотоаппаратами и видеокамерами там делать нечего. Отголоски настоящих суеверий прослеживаются в современном российском законодательстве.

До некоторого времени проблемы авторского права и интеллектуальной собственности интересовали небольшое число юристов. Это было возможно, пока информация была нераздельно связана с материальным носителем: бумагой, виниловой пластинкой или компакт-диском. Причем уже на этом этапе разошлись понятия права на авторство и прав имущественных. Право на авторство неотъемлемо от автора, а имущественные права обычно принадлежат полностью или частично издателю, причем чаще всего издателю эксклюзивному. И если случаи плагиата и присвоения прав на авторство не слишком часты, то нарушения имущественных прав вызывают большие волнения.

За последнее время в Сети и не только возникла целая пиратская индустрия, то есть индустрия нелегальных издателей. Для понимания причин такой ситуации и поиска разумного выхода стоит немного вспомнить историю. Пока процесс издания был связан с тиражированием, издатель авансировал автора, инвестировал деньги в тиражирование и продавал результат пользователю. Автор не мог без издателя, напрямую, продать свой продукт (информацию) пользователю, так же как и пользователь не мог купить информацию у автора.

Теперь для того, чтобы прочитать книгу, вовсе не обязательно сначала извести килограмм бумаги, сколько-то краски и других материалов -- достаточно закачать к себе текст книги и прочитать его с монитора или экрана портативного устройства. При нынешней дешевизне записи одиночного CD ($2.5 за все, и это при штучной кустарной технологии!) потребность в промышленном тиражировании авторской информации значительно ослабла. Именно поэтому вопрос интеллектуальной собственности наиболее остро стоит в околокомпьютерных областях, где стоимость копирования наименьшая, а качество его -- наилучшее.

Когда стоимость копирования упала до крайне малой величины, цена на готовую продукцию практически не изменилась. Вполне естественно, что потребитель не хочет переплачивать за ненужную ему услугу (поставку неадекватно дорогой копии) и приступает к кустарному (и ныне незаконному) копированию. Тот факт, что в США уровень пиратства в области программного обеспечения, по данным BSA, составляет 40%, а в России 89%, весьма показателен.

Закон, по которому от 40 до 90% пользователей ПО считаются преступниками, -- это абсурдный закон. Нынешнее законодательство активно лоббируется издателями и, в меньшей степени, авторами. Интерес издателей очевиден: сохранить прибыль. Но так как лозунг "Я хочу денег!" непривлекателен в общественной кампании, на первый план выдвигается забота об авторах. Чаще всего фигурирует отточенный тезис: если все будут распространять информацию бесплатно, то авторы помрут с голоду и поток новой информации прервется.

Общественное мнение по отношению к этой ситуации сформулировано железно: пираты автору не платят -- пираты плохие. Издатели автору платят -- издатели хорошие. Не будь издателя, не было бы и автора. Все так и не так одновременно. Почему пираты успешно продают свой товар, хотя он зачастую менее качественный, нежели легальный? Почему нет пиратских версий газет, почти нет пиратских книг, зато существует море пиратских CD и звуковых дисков?

Ответ прост. Пиратская книга дешевле легальной на 20-30%, пиратская газета была бы дороже легальной (из-за кустарной технологии и запаздывания по времени выпуска). А пиратский CD на порядок дешевле легального. Таким образом, разница в цене является определяющей. Откуда берется разница? Как уже было сказано, авторские отчисления не составляют основную часть затрат. Большую часть разницы между пиратской и легальной копиями накручивает издатель. Частично для погашения собственных накладных расходов на подготовку издания и рекламу, частично для получения прибыли. Но стоит ли делать ставку на максимизацию прибыли?

Как показала недавняя практика компании "Бука" (www.buka.ru), при продаже CD с русифицированной игрой (классический объект пиратства) по низкой цене $10.5 за коробочную версию и $2.5 за дешевую (только CD) пираты чинно продают легальные версии, так как из-за столь низкой разницы в цене нет никакого смысла разворачивать собственное производство. Такая ситуация вполне естественна. Промышленное производство по определению дешевле кустарного, и даже некоторые авторские отчисления не меняют этого соотношения.

Таким образом, при грамотном использовании новых технологий пиратство погибнет само по себе. Существует банальный пример: бесплатное ПО, которое приносит доход как дистрибьютерам, так и производителям. Тот же Linux, который можно скачать через Интернет бесплатно, если не лень, а можно оплатить услуги дистрибьютора и купить CD. Вокруг бесплатного ПО уже существует платная индустрия поддержки, которая заинтересована в успешной деятельности авторов и потому безо всякого законодательного принуждения оказывает им материальную поддержку. Устанавливающиеся сейчас расценки за музыку в формате MP3 (где-то от 5 до 10 центов за 5 минут) вместе с удобными средствами поиска и быстрыми каналами вряд ли оставят много места пиратам.

Аналогия между интеллектуальной и материальной собственностью заложена в законодательство, при обсуждении моральности использования нелицензионного ПО также проводят параллели с автомобилями, личным имуществом. Представьте себе, что вы покупаете утюг, например, и в паспорте читаете следующее: "...Вы не можете передавать утюг в аренду или временное использование. Вы не можете разбирать утюг и выяснять детали его устройства. Вы не имеете права копировать печатную документацию на утюг. ...Если вы нарушили какой-либо пункт соглашения, то утюг необходимо уничтожить". Это всего лишь фрагменты стандартного лицензионного соглашения, где вместо названия известного пакета ПО вставлено слово "утюг".

Или, например, как бы было воспринято наказание за пение песни, услышанной по радио? Ведь по закону это запрещено. Скажете, что это уже слишком. Ан нет. Вспомните нашумевшую историю с сайтом www.lyrics.ch, который был закрыт за публикацию на нем текстов песен, записанных слушателями. Попытка применить к подобным случаям материальные аналогии приведет нас к запрету фотографирования зданий, ведь внешний вид здания -- это интеллектуальная собственность архитектора. Вслед за запретом фотографирования логично запретить и рисование, ведь это тоже воспроизведение чужой собственности, но только искаженное. В конечном итоге, надо запретить всякий обмен информацией.

Сейчас мы присутствуем при создании нового информационного общества. Попытка механически перенести в него старые законы и нормы обречены на провал. Задача, которую действительно стоит решать -- это выработка новых, адекватных юридических и культурных форм, стабилизирующих оборот информации и поощряющих ее производство.

30.12.04

Александр Хайтин


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные