Сегодня: 22.09.17
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 22 сентября 2017 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

БИЗНЕС-ЛАНЧ


ЛАРИСА ЗАБРОДСКАЯ: "ЕСЛИ МЫ СЕЙЧАС НЕ ВВЕДЕМ ПРАВИЛА ИГРЫ, ЧЕРЕЗ ТРИ ГОДА ПОТЕРЯЕМ БАЙКАЛ"

Одно из первых назначений, сделанных новым губернатором Иркутской области, стало назначение заместителя главы администрации по управлению государственным имуществом и региональным ресурсам. В должности была оставлена Лариса Забродская. Общественность встретила это назначение с одобрением: практически все, кто в той или иной степени вхож во властные структуры или работает с региональной властью, знают Забродскую как профессионала, доступного чиновника и просто хорошего человека.

Она умеет дружить со всеми, с кем работает, всегда досконально знает сферу собственной деятельности (будь то фондовый рынок, лесная отрасль или туризм), открыта для общения с прессой. Ее любят журналисты, уважают бизнесмены, побаиваются чиновники. Она со всеми на короткой ноге -- от секретарши до министра. Но, если у нее есть время для обстоятельной беседы, выясняется, что она -- еще и философ, любитель истории, немножко мистик, немножко идеалистка, востоковед, и, наконец, человек, мыслящий масштабами государства.

Сегодняшнее интервью Ларисы Забродской -- о Байкале. О создании туристско-рекреационной зоны, об использовании и развитии этого ресурса людьми, об отношении к этому процессу со стороны самого Великого Озера, о строительстве трубы, об объединении регионов, расположенных в его зоне. А также -- о государственной политике, об истории, о "Зимниаде", о личных экспертах вице-губернатора...

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ РЕСУРС

-- С Байкалом получается двойственная ситуация: с одной стороны, на нашей территории находится объект, за который мы, как и Россия, несем ответственность перед мировым сообществом. С другой стороны, мы располагаем ресурсом, на котором можем развивать экономику региона. Но пользоваться этим ресурсом мы можем только очень грамотно и ответственно. Потому что единственным стратегическим ресурсом выживания любой нации через 15 лет будет питьевая вода. 90% питьевой воды России -- это Байкал. Значит, это -- один из значимых стратегических ресурсов России.

Мы посмотрели несколько примеров из мировой практики. В Америке есть озеро Тахо, которое фактически погибало, было грязным и т.д. Американское правительство сделало целую программу по озеру Тахо. Сейчас это самый раскрученный рекреационный ресурс, это озеро очень чистое, туда идет много туристических потоков. Мировая практика показывает: единственный путь развития таких территорий -- это рекреационное развитие. Больше там ничего нельзя делать: только туризм. Но туризм ожидаемый, регулируемый государством. Хотим мы этого или нет, но он все равно развивается: каждый год на Байкале появляется до 10 новых баз.

ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ

Вот карта Байкальской природной территории, в которую входят несколько субъектов федерации: Иркутская область, Усть-Ордынский округ, Чита, Бурятия. И кусочек Монголии, как водосборной территории Байкала. Уже разработан проект программы "Рекреационная зона Байкальской природной территории". Это первая экономическая программа, которую поддержали экологи. В отзыве на наш проект сказано: "Федеральная программа, которая вырабатывает необходимые критерии развития по сути нового опыта России и дает возможности дальнейшего использования его на других территориях. Прошу взять под особый контроль разработку программы. Подпись -- председателя комитета по экологии ГД РФ Грачева. Это очень статусный, авторитетный человек по экологии, и он поддерживает нашу программу. Плюс мы получили положительные отзывы Минэкономики и Минрегионразвития.

В сентябре мы создали рабочую группу, в которую вошли представители Иркутской области и республики Бурятия. За Иркутск отвечаю я, в Бурятии проект ведет министр экономического развития Ирина Думнова. Соглашение по реализации программы уже подписано Потаповым и Тишаниным. То есть, мы работаем вместе. На всех документах -- подписи руководителей двух субъектов.

Грефу, когда ему показывали проект, очень понравилось эта схема. Все, что касается инфраструктуры -- вкладывает государство. Остальное -- отели, питание, транспорт -- подтягивает бизнес. Так на шесть миллиардов государственных средств притягивается 20 миллиардов частного бизнеса. Бюджетных доходов получается восемь миллиардов, плюс мы выводим из состояния дотационных все районы, которые включаются в этот проект. Плюс 35 тысяч рабочих мест -- в двух субъектах РФ. Не в городах, а в населенных пунктах, в маленьких поселках, которые оказались в границах байкальской природной территории. И которые сейчас не несут никакой ответственности... Мы обеспечиваем социальную стабильность и устойчивость нашей территории, понимаешь?

Все знают, что Байкал -- это единственный субъект, который имеет свой закон. Закон об охране озера Байкал. Но закон не работает по одной простой причине: там не прописаны экологические зоны. Где можно строить дома, где отели, а где -- прокладывать нефтепровод. И с ним просто никто не считается. Сейчас на Байкале идет бурная бездумная застройка. Листвянку мы уже потеряли. Так вот, чтобы не потерять все остальное, мы делим прибрежную территорию на зоны. Среди них должны быть такие, куда вообще нельзя подходить -- например, Ушканьи острова. На километр подошел -- ничего. Подошел ближе -- зашибу нафиг.

-- То есть, там кто-то сидит, охраняет?

-- Необязательно. Государство строит дороги, причалы и пристани, обеспечивает связь. Тем самым оно показывает, куда можно идти. Зачем шарахаться там, где ничего нет?

-- А как же мы? Иностранцы не полезут туда, где нет причалов и связи, а нам-то самим, именно такие места и нужны. Тем более когда пол- Байкала обустроят, и там будет полным-полно народу.

-- Это уже вопрос воспитания людей, которые живут на этой земле. Я должна понимать эту землю, гордиться ею, ощущать ее. И между прочим, государство способно повлиять на этот процесс.

Что мы хотим сделать? Мы построим пристани, причалы, несколько вертолетных площадок -- там, где надо. Рядом с базой отдыха -- вертолетная площадка, маленький аэропортик, метеостанция, связь. Прежде чем выйти в море, получили официальный прогноз -- в какой части озера можно сейчас поймать хорошие дни, какой маршрут лучше выбрать. Рядом с причальной стенкой -- государевы заправочные станции. И, если ты идешь в море, не надо пять тонн топлива таскать на яхте, чтобы это все болталось и, не дай Бог, вылилось в Байкал! Ты зашел на пристань, зарегистрировался и сдал отработанные воды. После этого, пожалуйста, можешь заправляться. Пока это все в Байкал сбрасывается, ведь им просто некуда это сбрасывать! Вот и я говорю: ребята, вы будете хорошими, и вы будете получать все. Вы сможете строить свой бизнес стабильно. Но вы будете играть по нашим правилам. Например, в бухте Змеиной строительство ограничено, можете там построить базу, но только в двухэтажном брусовом исполнении и только после экологической экспертизы стоков. Логично, да?

РЕКРЕЦИОННЫЙ ПУТЬ РАЗВИТИЯ

Знаешь, как мы "раскачали" этот блок? Очень сложно говорить о рекреационном развитии, если мы этот термин придумали пять месяцев назад -- рекреационное развитие. Нет, серьезно. Было совещание у Кокошина, мы говорили про инновационный и про ресурсный путь развития. Инновации -- это благородно, но очень затратно. На ресурсный мы не соглашаемся -- не очень интересно. В то же время во всем мире туризм приносит огромные доходы. Третья, четвертая строчка бюджета любой цивилизованной стране -- туризм. Австрия 11 миллионов туристов в год принимает. Вот такусенькая Австрия -- 11 миллионов! А Тайланд вообще живет только за счет туризма. И -- нормально живет.

Программа рекреационного развития -- новая для России. Привлекательна для инвесторов: гарантии государства, гарантии на собственность, прозрачность бизнеса. Но мы ее обсудили сначала с австрийцами. В сентябре в Иркутске заседала рабочая группа межправкомиссий Австрии и Россией. В протоколе которой было написано: рекомендовать правительствам двух стран поддержать данный проект. А ты знаешь, почему именно австрийцы?

-- Почему именно австрийцы?

-- А потому что они предлагают финансирование и конкретную поддержку наших проектов, например по горнолыжкам.

-- Речь идет о Листвянке и Байкальске?

-- Нет, речь идет уже о четырех проектах. Ближайший к Иркутску -- 6-й км Александровского тракта. Для них это выгодно потому, что они увеличивают количество рабочих мест и объемы своего производства, и в то же время, получают новый рынок. Они заинтересованы в том, чтобы здесь горнолыжки были очень хорошего, качественного уровня. Потому что они тогда смогут много лет -- ремонтировать, поставлять, расширять. Они получают целый регион, где потом можно новые проекты раскручивать.

По результатам проверки специально уполномоченный орган по охране озера Байкал Росприроднадзор рекомендовал Минэкономразвития поддержать предложения Иркутской области и республики Бурятия о создании особой экономической зоны туристско-рекреационного типа в зоне участка всемирного наследия озера Байкал. Это говорит контролирующий орган. Потому что он прекрасно понимает: если я сейчас не установлю правила игры, через три года я потеряю Байкал. Я ведь не могу остановить туризм. Я ж не могу проверять, где кто чего построил, кому что продал и кому что не продал.

МОНДЫ-ХАНХ

-- Один из ваших проектов, которые сейчас пытается раскручивать Иркутская область -- это проект "Байкал-Хубсугул". Но пока пограничный переход Монды-Ханх закрыт для иностранцев, этот проект бесперспективен.

-- Показываю бумаги. Министерство иностранных дел Российской Федерации пишет: "При разработке федеральной программы необходимо принимать во внимание особенный статус Байкала, как объекта всемирного наследия. Также должны учитываться международные обязательства... МИД России берет на себя подключение к реализации программы наших партнеров из числа зарубежных государств... и решение вопросов по переходу "Монды- Ханх".

-- По имеющейся у меня информации, республика Бурятия, на территории которой и находится этот переход, не заинтересована в придании ему международного статуса. Тамошним туроператорам выгодно, чтобы иностранцы ехали в Монголию не через Иркутск, а через Улан-Удэ.

-- Точнее, через Наушки. Но проект "Байкал-Хубсугул" согласован с бурятской стороной, мало того, мы делаем специальный маршрут, и они прекрасно понимают, что если они не откроют Монды-Ханх, то "пролетает" Тункинская долина. Мы готовим маршрут, который проходит через Тунку, через Бурятию, через Монды-Ханх. Бурятия поддержала полностью наши маршруты через Байкал и Хубсугул. Иркутск, Бурятия и Монголия -- это один из маршрутов, на основании которого строится несколько турпродуктов.

НЕПРОВАЛЬНАЯ ЗИМА

-- В этом году, проезжая через Алтай, я увидела там огромный туристический поток. Алтай преобразился всего за несколько лет. Прекрасные дороги, мобильная связь, масса баз и кемпингов. Местные жители активно включились в процесс: строят и сдают дома, обслуживают на своих лодках водные маршруты. А мы по-прежнему тормозим...

-- Что мы тормозим? Ты не права. Первое, что я сделала два года назад, когда мне передали туризм, это посмотрела весь анализ. Я увидела, что у нас есть провальная зима, по которой надо что-то делать. И мы начали раскручивать "Зимниаду". Не я "Зимниаду" придумала, но в прошлом году первый раз в течение полутора месяцев зимой у нас была полная загрузка всех гостиниц. Это впервые было.

-- В этом сезоне "Зимниада" будет?

-- Обязательно. Схема уже становится традиционной: к нам приедет экспедиция-трофи. С 3 на 4 марта -- грандиозная ночь на Байкале, большой цирк-шапито, куча народу, полторы тысячи человек будут на льду танцевать, плясать и т. д. Те проекты, которые мы будем делать, они все уже обозначены в наших турпродуктах, каталогах и т.д. В марте в Москве пройдет первая международная выставка по туризму, которую проводит сама Россия. Один из проектов, который будет там представлен -- наша "Зимниада".

-- Будет ли осуществляться финансирование "Зимниады" из бюджета?

-- Бюджетное финансирование предполагается только по двум статьям: информационное сопровождение и безопасность. Все остальные мероприятия финансируют туристические компании. Каждая -- свой продукт. Причем, к нам уже начали заходить туристические компании из других регионов. И в том числе благодаря "Зимниаде" уже третий год подряд бренд Байкала идет на третьем месте по России -- это официальная статистика. Сначала Питер, потом Москва и потом сразу -- Байкал.

А НАДО ЛИ ВСЕ ЭТО БАЙКАЛУ?

-- Размышляя над тем, почему, невзирая на всю уникальность и привлекательность Байкала, мы так и не получаем сколько-нибудь значительного (хотя бы по сравнению с Алтаем) туристического потока, я пришла к выводу о том, что Байкал не пускает к себе людей. Он просто не хочет, чтобы тут все активно застраивалось, чтобы шлялись толпы чужаков...

-- Абсолютно с тобой согласна. Есть такое понятие, как антропогенная нагрузка. Это допустимая цивилизованная нагрузка, которую необходимо учитывать. Чтобы было не как в Листвянке... Байкал -- не то место, куда можно приехать, чтобы просто полежать на песочке. У нас совсем другой туризм, скорее его можно назвать духовным...

Ты знаешь, что у нас на острове рядом с Ольхоном построили буддистскую ступу. 70 тонн материалов завозили вертолетом -- ведь это же кому-то надо было. Байкал же пустил? Может быть, это шаг к соприкосновению с вечностью?

Мы когда просчитывали нашу программу, поняли, что нам надо двигаться очень быстрыми темпами, потому что в 2006 году в Каннах будет презентация фильма Бодрова-старшего о Чингис-хане "Великий монгол". Мы поняли, что после этого нужно ждать большого потока туристов. В "Откровениях Чингис-Хана" есть информация о том, что в свое время он сослал всех своих шаманов на остров Ольхон. На наш Ольхон. Представляешь, насколько это шаманское место? И рядом -- буддистский Огой. Байкал -- он настолько велик, настолько силен и настолько могущ, что он допускает и то, и другое, и третье. Третье -- это православные храмы, которые тоже есть на его берегах.

Байкал стоит над всем этим уже 25 миллионов лет. Он уже всего насмотрелся. Он настолько велик, что может пустить все, что хочешь. Он не допускает только неуважения к себе. Знаешь, когда я общалась с Байкалом на бурятской стороне, я поняла, что там он мягче. Там берег старый, у нас -- относительно новый. Байкал -- это будущий океан, это уже доказано учеными, каждый год его берега раздвигаются на два сантиметра. И эта мощь великого океана -- она уже в Байкале. Байкал общается людьми с позиции сильной стороны. Когда приходишь к нему с уважением, восхищением, почтением, он говорит "да". И начинают строиться ступы, храмы ...

Есть такая вещь, как энергетические снимки, сделанные из космоса. Так вот, на этих снимках есть только два светлых места на земном шаре -- Байкал и еще где-то в Южной Америке. Все остальное черное. Не случайно существует версия, что если что-то случится с планетой, то на берегах Байкала будет возрождаться жизнь. Здесь 76% эндемиков, самоочищающаяся система, о чем еще можно говорить...

ТРУБА

-- Как развивается ситуация со строительством нефтепровода? Скандал по поводу произведенных "Транснефтью" разрушений не утих сам собой?

-- Сейчас там приостановлены все работы. Московская комиссия подтвердила правильность решения Росприроднадзора республики Бурятия. Но это не наша территория, и мы не можем вмешиваться.

-- Но мы заинтересованы в том, чтобы труба была построена?

-- Конечно. Но мы заинтересованы, чтобы она была построена по инвестиционному обоснованию, которое получило положительную экологическую экспертизу. Нельзя делать это в 800 метрах от Байкала.

-- Но, по-хорошему, мы были больше заинтересованы в южном варианте, так?

-- Очень сложно рассуждать на эту тему. Здесь очень много влияют внешние рынки. Каждые 7-10 лет ситуация меняется. Поэтому очень сложно сказать, что будет выгодно к тому моменту, когда трубопровод будет построен.

Президент делает абсолютно правильные вещи, только, может быть, запаздывает. Исторический пример. Александр Третий решил построить Транссиб. Как ты думаешь, много ли тогда везли грузов в Сибирь, чтобы прокладывать эту дорогу? Нет. Но железной дорогой он воссоединял Россию. Транссиб обозначил целостность страны. Сейчас пришло время быстро соображать, что делать в Сибири. У нас под боком Китай, который бурно развивается. К нам приезжают руководители провинции, в которой проживает 33 миллиона человек. Нужны новые точки безопасности России. Как это можно сделать? Конечно, сейчас это газо- и нефтепроводы. Поэтому строительство трубы по Сибири и Дальнему Востоку -- это абсолютно правильное президентское решение. Сейчас необходимо построить, чтобы здесь все начало развиваться. А в каком виде и в каком направлении труба пойдет -- уже не столь важно. Главное в том, чтобы государство всегда выступало с позиции силы.

ЭКСПЕРТЫ

-- У вас есть люди, с которыми вы советуетесь, принимая решения?

-- У меня есть два эксперта, с которыми я очень люблю общаться. Первый -- Лев Анатольевич Платонов, к которому я часто обращаюсь за консультациями, в том числе, по газовым проектам. Будучи членом совета директоров РУСИА-Петролеум, я проработала вместе с ним 7 лет. Мы с ним раскручивали Ковыкту, открывали акционерное общество, продавали первые акции. Представь, какие дорогие теперь эти акции... Мы это предвидели еще 10 лет назад! Второй мой эксперт -- Владимир Захарович Беседин. Удивительный человек. Мой любимый возраст -- после 60-ти. Он был в угольной промышленности с самого начала и знает ее всю. Мы с ним много общаемся. Никакой чиновник не в состоянии все знать сам. Надо просто знать тех людей, у которых можно спросить.

-- Ну а в бизнесе? Позиции деловых кругов имеют значение для власти?

-- Я считаю, что это обязательно. Пока я работала с лесной промышленностью, прежде чем принять любое решение, я обязательно проводила консультации и с Илим-Палпом, с Континенталь-Менеджментом и т.д. Сейчас мы готовим поездку в Бодайбо, понятно, что я связалась с "Лензолотом", потому что фактически там 70% его собственности. Я считаю, что договариваться с бизнесом -- это хорошо, только договариваться с бизнесом надо, уважая себя, и с позиции силы. С позиций государства.

ОБЪЕДИНЕНИЕ. ВОКРУГ БАЙКАЛА?

-- Как вы относитесь к сегодняшней главной политической теме -- объединению регионов?

-- Что такое объединение? Вот программа рекреационного развития. Она захватывает территории четырех субъектов федерации. Можно объединяться хоть как, но эти территории нужно объединять общими проектами. Для этого везде должны быть единые правила игры. Я зашла, например, в Иркутскую область, делаю бизнес, здесь одни правила. Захожу в Бурятию -- там те же правила. Пока это все не работает. Реальный пример. В Усть-Орде находится гипсовое месторождение. Месторождение там, инфраструктура -- в Иркутске. Мы уже на протяжении четырех лет ничего сделать не можем. Потому что там свои правила, а у нас -- свои. Нам уже немцы кланяются, просят сырье, а мы не можем ничего сделать. Эти-то вещи надо объединять просто элементарно.

Байкал -- это крупномасштабный проект. Люди едут не в Бурятию, не в Иркутскую область, они едут на Байкал. И им по барабану, где это расположено.

-- Значит, надо объединять всю прибайкальскую территорию?

-- Нет, я не говорю, что надо объединить всех. Я говорю о том, что должны быть единые правила игры на общей территории. Если я делаю экономическую зону, в которую входит четыре территории, там должны быть единые правила игры. Нельзя во фраке в один субъект федерации, в смокинге в другой, а в спортивной костюме в третий. Так нельзя. А то, что маленькие объединяются, я считаю, это нужно делать однозначно. Потому что дотационные территории не должны существовать отдельно. Все должны быть сильными.

Елена Веселкова, специально для "ИТГ"

***

Естественно, все принципы, прописанные в Законе "Об особых экономических зонах в Российской Федерации", актуальны и для туристско-рекреационных зон. И им также будут предоставлены все определенные законом льготы и преимущества. Кроме того, в законе будут оговорены и отличия от промышленно-производственных и технико-внедренческих зон. Главное -- в туристско-рекреационных зонах производятся не товары, а услуги, которые имеют не только экономическое, но и социальное значение. Кроме того, они не ограничиваются по площади территорий и могут располагаться в двух и даже большем числе регионов (как, например, Золотое кольцо), тогда как промышленные и инновационные зоны должны находиться только в одном субъекте федерации.

Созданием ОЭЗ любого типа государство поддерживает регионы и отрасли. И туристско-рекреационные ОЗЭ не исключение.

"Туристско-рекреационные зоны создаются в целях эффективного использования туристских ресурсов нашей страны, привлечения отечественных и зарубежных инвестиций для развития инфраструктуры курортов и туристских центров, развития рынка туруслуг, расширения налоговой базы и бюджета, социально- экономического развития регионов, -- пояснил заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму Юрий Барзыкин. -- Туриндустрия является своеобразным локомотивом для других отраслей, поэтому развиваются и другие виды бизнеса, даже если эти предприятия не являются резидентами ОЭЗ".

20/10/05


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные