Сегодня: 22.06.18
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 22 июня 2018 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА


ИСКЛЮЧЕННЫЙ ПРОДОЛЖИТ ПРАВИТЬ

Исключение Евгения Третьякова из Союза архитекторов: внутрицеховые проблемы или вотум недоверия городской власти?

Нашумевшеее исключение главного архитектора города из профессионального союза -- случай беспрецедентный. Вступление в организацию такого рода дело добровольное и не означает ничего, кроме определенного признания в профессиональной среде. Однако факт исключения носит особую смысловую нагрузку. Его можно уподобить акту остракизма. А для этого должны быть веские основания.

ПРЕДЫСТОРИЯ КОНФЛИКТА

Свой пост Евгений Антонович Третьяков занимает с 1999 года. Судя по всему, отношения между ним и профессиональным сообществом не заладились с самого начала. По словам председателя правления регионального отделения Союза архитекторов Елены Григорьевой, разговоры о нарушении этики начались еще два года назад. Но Евгений Антонович пресек все попытки диалога, потребовав официальные заявления от недовольных и предложив пообщаться с ним лично. В своем кабинете. Таким образом недовольство в течение двух лет не выплескивалось за пределы кулуаров. Однако в январе этого года двое иркутских архитекторов -- Александр Колесников и Сергей Калинин -- написали заявления в комиссию по этике при правлении Союза. Они обвинили Третьякова в нарушении устава Союза и «Кодекса этики российских архитекторов». Суть претензий Колесникова и Калинина сводится к следующему: Третьяков вмешивался в творческую работу архитекторов, беспричинно затягивал процесс согласования проектов, отказывал в утверждении проектов без весомого обоснования. Также главного архитектора обвиняли в том, что он пользовался своим служебным положением и продвигал собственные проекты в ущерб работе других архитекторов.

Как рассказала журналистам Елена Григорьева, комиссия сразу же обратилась к господину Третьякову, чтобы он прокомментировал выдвинутые против него обвинения. Евгений Антонович уклонился от объяснений и перестал появляться на заседаниях правления. Правление иркутского отделения Союза архитекторов направило Третьякову официальное письмо, в котором ему предложили ответить на простой вопрос: признает ли он устав Союза? Ответа не последовало. Спустя два с половиной месяца на заседании правления было принято решение об исключении Евгения Третьякова из Союза архитекторов. Главный архитектор, в соответствии с протоколом, подал апелляцию в президиум. В конце августа состоялось заседание президиума в Москве, на котором беспрецедентное решение было утверждено.

Сейчас Третьяков продолжает занимать свой пост. Исключение из Союза не обязывает городскую власть сменить главного архитектора. Получается, что решение Союза не отражает ничего, кроме конфликта в архитектурном сообществе города.

ВЕРШИНА АЙСБЕРГА

Иркутские архитекторы откровенно говорят о том, что заявления, положившие начало внутрицеховому процессу -- только вершина айсберга. Проблемы, оставшиеся «под водой», можно рассматривать в двух ракурсах.

Ракурс первый: талантом можешь ты не быть, но кодекс соблюдать обязан. «Нарушение этики» -- формулировка достаточно расплывчатая. На практике ситуация выглядит следующим образом. В течение года довольно известный в Иркутске архитектор, Александр Колесников, (автор «синего дома» на ост. Жуковского) пытался получить согласование на спроектированный фасад по улице Пушкина. По словам Колесникова, он получал от Третьякова замечания, большинство из которых носили непринципиальный характер. По мере возможности, замечания устранялись. Но через месяц ожидания приходила новая порция. Некоторые из них выходили за рамки полномочий главного архитектора. К примеру, Третьяков потребовал согласования от пожарной инспекции и СЭС. Напомним, что эти требования предъявляются к проекту дома. Личной встречи с главным архитектором у Колесникова не получалось. Тот общался с ним исключительно через заказчика. Ситуация дошла до критической точки. Нервы заказчика не выдержали и он задался вопросом -- не лучше ли обратиться к уважаемому Евгению Антоновичу, чтобы тот порекомендовал архитектора, чей проект будет сразу же одобрен? По мнению архитекторов, такое затягивание дела не имеет под собой никаких оснований. Подобные действия наносят ущерб не только архитектору, но и заказчику, а также будущим жильцам, которые уже вложили деньги в строительство. О причинах пристрастности Третьякова можно только догадываться.

-- Евгений Антонович, в отличие от прежних главных архитекторов Иркутска, которые заложили традицию открытого обсуждения принимаемых решений, просто узурпировал власть. Он единолично принимает решение -- согласовывать или не согласовывать, -- комментирует проблему Колесников. По мнению главного технического архитектора ОАО «Иркутскгражданпроект» Владимира Стегайло, корень проблемы в том, что у Третьякова есть своя точка зрения на архитектуру города и он упорно подвигает ее в жизнь.

-- Усилия Евгения Антоновича во многом правильные, но, к сожалению, они направляются на хороших архитекторов, которые могут город достойно застраивать. Мы не раз обращали его внимание, что есть масса других проблем. Архитектурная среда Иркутска портится не архитекторами, а застройщиками, не соблюдающими правил, и нарушениями власти. Он борется с яркими проявлениями индивидуальности. Город заполнен самостроем, а он вцепляется в авторские объекты, душит их, тратит на них время. Для чего -- непонятно. Например, Евгений Антонович в последнее время был категорическим противником подземных гаражей. Вся Москва, весь мир строит дома с подземными гаражами. Но Евгений Антонович решил, что это неправильно. Почему -- мне не ясно. В итоге множество проектов, в которых были запланированы эти гаражи, мы так и не смогли утвердить. Но затягивались не все проекты. Некоторые, наоборот, одобрялись очень быстро. Например, не было никаких отсрочек у проектов самого Третьякова. В связи с этим Союз выдвигает против Третьякова еще одно обвинение -- злоупотребление служебным положением.

Теперь противостояние архитекторов и Третьякова выглядит, как противодействие бюрократическим перегибам власти. Здесь встает еще один вопрос -- а имел ли Третьяков законное право заниматься проектировочной деятельностью?

-- Я недавно перечитывал устав города, -- говорит Владимир Бух, председатель комиссии по этике Иркутского отделения Союза архитекторов, -- там написано, что муниципальный чиновник имеет право преподавать и заниматься научной деятельностью, а коммерческой -- ни в коем случае. Работа архитектора -- это коммерческая деятельность. Окончательное решение по этому вопросу может вынести только суд.

ОСНОВА

Ракурс второй: ломать -- не строить.

Вышерассмотренный аспект касается, прежде всего, архитектурного сообщества. Однако основная деятельность господина Третьякова -- то, что лежит в основании «айсберга» -- значима для всех жителей города. Полное название ведомства, которое возглавляет Третьяков -- комитет по архитектуре и градостроительству. То, что градостроительная тема актуальна для Иркутска сомнению не подлежит. Строят в Иркутске:

а) мало; б) дорого; в) бессистемно.

Отсутствие комплексного подхода к городской застройке и сложная система согласования проектов является одним из основных препятствий для решения этой проблемы. Другая -- землеотвод. ИТГ уже писала о том, что на торги выставляется очень мало участков под строительство. Часть их является в глазах подрядчиков малопривлекательными из-за района и обременений. Согласование, подготовка землеотодов, планы застройки -- находятся в компетенции комитета по архитектуре и градостроительству. Источник в городской администрации на вопрос о причине дефицита участков указал на комитет и его руководство.

-- У нас действуют старые правила застройки города. Главный архитектор должен их корректировать, но не делает этого. Я думаю, намеренно, -- считает Александр Колесников. Архитекторы и строители говорят, что сейчас город застраивается отдельными фрагментами. Для того чтобы решить жилищную проблему, необходим комплексный подход к городской застройке. Его разработка является одной из непосредственных обязанностей комитета по архитектуре и градостроительству.

-- Евгений Антонович увлекся проектированием отдельных домов, -- полагает Владимир Стегайло. -- Город ему то ли непонятен, то ли неинтересен. Он занят реализацией собственных архитектурных амбиций. В начале это было не так заметно, но последнее время приобрело уже гротескные формы. На мой взгляд, он не созрел для должности главного архитектора. Он не может организовывать общий процесс.

В таком свете ситуация с исключением Третьякова выглядит несколько иначе. Получается, что архитекторы ставят вопрос о его компетентности. Вместо того чтобы содействовать расширению строительства в городе, главный архитектор, допустим, нехотя этому препятствует. Например, сложная и длительная процедура согласования при его участии становится в два раза длиннее и сложнее. Нельзя сказать, что в рядах архитекторов царит полное единодушие. Андрей Макаров, директор ОАО «Иркутскгражданпроект» считает принятую меру чрезмерной.

-- В конфликте всегда виноваты обе стороны. Мне очень жаль, что так получилось. Действительно жаль, когда архитекторы, вместо того чтобы преображать город, увязают в спорах по отдельным проектам. Утешает только то, что обе стороны намерены продолжать сотрудничество. Возможно, после публичного выяснения отношений оно станет более результативным.

Анна ШЕХОВА


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные