Сегодня: 24.04.19
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 24 апреля 2019 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

БИЗНЕС-ЛАНЧ


НАТАЛЬЯ БЕЗИК: "ДОКАЗАТЬ ПРЕДНАМЕРЕННОЕ БАНКРОТСТВО ПРОЩЕ ПРОСТОГО"

Федеральной службе по финансовому оздоровлению и банкротству 20 сентября исполняется десять лет. О работе своего ведомства рассказывает начальник ФСФО Наталья Безик

ЗАЩИТНИКИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ

-- Наталья Петровна, в нашей стране десятилетие -- это не просто большой срок, а срок, за который принципиально сместились акценты в экономической жизни страны. В начале 90-х сама процедура банкротства была малопривычным явлением. Судя по всему, задачи вашего ведомства тоже изменились за это время.

-- Когда десять лет назад создавали федеральную службу по финансовому оздоровлению и банкротству, то в законе было четко написано, что эта служба защищает интересы государственных предприятий или акционерных обществ, где есть доля государства. То есть, мы защищали права предприятий. Сегодня, в соответствии с новым законом, мы отстаиваем интересы государства как кредитора. Теперь мы выступаем уполномоченным органом, в том время как раньше мы были регулирующим органом.

-- Насколько я понимаю, сама сфера вашей деятельности была совершенно новая. Вам не приходилось самим себе готовить почву для дальнейшей работы?

-- Разумеется. За эти десять лет мы фактически создали класс арбитражных управляющих. Это было полностью возложено на службу ФСФО. Мы их учили, лицензировали. За десять лет нашей службой наработан значительный опыт. Я не могу сказать, что мы все делаем гладко. Но... На сегодня у нас подготовлено 300 арбитражных управляющих. Из них 150 в соответствии с новым законом уже определились и вступили в саморегулируемые организации (СРО).

Всего в России 25 таких организаций. У нас в области действует четыре СРО. Во-первых, наша Региональная Байкальская Лига. Возглавляет ее Решетников Сергей Алексеевич. В нее входит 103 управляющих, проживающих на территории области. Есть также филиалы в Чите и Бурятии.

Потом, у нас действует крупный филиал Московской саморегулируемой организации «Авангард» под руководством Гамаюнова Александра Тимофеевича. В «Авангарде» у нас 35 очень сильных управляющих: Мурашов, Клейн, Костюков, Сорокопуд, Соколов, Колотилин.

Также у нас действуют два филиала межрегиональной СРО. Один возглавляет Кимчев Сергей Петрович. Другой -- Сафонов Владимир Кириллович.

Согласно закону каждый арбитражный управляющий до 3 декабря должен определиться, в какую саморегулируемую организацию он вступит. В дальнейшем суд уже не будет рассматривать кандидатуры арбитражных управляющих, которые работают как одиночки. Подавая иск в арбитражный суд о признании предприятия неплатежеспособным, мы уже сейчас предлагаем конкретные саморегулирующие организации, а не физических лиц. Выбранная организация сама определяется, какой управляющий будет работать на данном предприятии. В процессе его кандидатуру, если она не соответствует требованиям закона, может отвести либо заявитель, либо должник.

-- Саморегулируемые организации нужны, чтобы осуществлять контроль за действиями каждого управляющего?

-- Правильно. Сегодня каждый арбитражный управляющий -- это частный предприниматель. Из-за этого постоянно возникают подозрения и обвинения в нечистоплотности. Чтобы предотвратить любые злоупотребления со стороны управляющих, правительством принято положение о проведении регулярных проверок их деятельности. Однако основной контроль за деятельностью арбитражных управляющих ложится на СРО.

-- Наверное, десять лет назад вам приходилось решать больше «просветительских задач». Тогда для многих людей само слово «банкротство» звучало пугающе.

-- Вы знаете, мы до сих пор часто сталкиваемся с необходимостью такого «просвещения». Сейчас у нас остро стоит проблема непонимания с муниципалитетами. Например, недавно у нас на заседании межведомственной комиссии присутствовала заместитель главы администрации города Черемхово Нина Михайловна Суворова. Она говорит: «Если вы обанкротите наше предприятие -- что мы будем делать?!» Для нее это ужас. Мы тоже понимаем, что значат проблемы муниципального предприятия жилищно-коммунального хозяйства, да еще в Черемхово... Но у нас не стоит задача сразу вводить конкурсное производство и продавать предприятие с молотка. Сегодня основное направление нашей работы -- помочь мэрии справиться с проблемами на предприятии, увидеть, в чем они состоят.

Только что вышло совместное распоряжение Госстроя и ФСФО, где даны конкретные указания отдельно рассматривать дело по каждому предприятию жилищно-коммунального хозяйства, выводить их из кризиса. У нас даже арбитражный управляющий называется антикризисным управляющим. Совместно с комитетом по жилищно- коммунальному хозяйству мы будем вырабатывать требования к арбитражному управляющему, кандидатура которого выдвигается на это предприятие. Мы ждем от муниципалитетов поддержки. Они не должны бояться процедуры банкротства. Придет квалифицированный специалист в области антикризисного управления, посмотрит и скажет, где и в чем у предприятия есть провалы.

МУНИЦИПАЛИТЕТЫ БОЯТСЯ БАНКРОТСТВ

-- Жилищно-коммунальные предприятия для вас сейчас составляют отдельный пласт проблем?

-- Если мы сегодня возьмем коммунальное предприятие -- что у него только на балансе не стоит. И не все знают, что когда у предприятия на балансе имеется жилой дом, он числится как основные средства. Предприятие платит за него налог на имущество. Если само предприятие не видит этой проблемы, то приходит арбитражный управляющий, у которого на такие вещи заточен взгляд. И он приходит не один. Он приводит с собой команду аудиторов, риэлторов, консалтинговых специалистов. Они работают с ним, анализируют ситуацию и предлагают пути выхода. Введение финансового оздоровления не означает продажу с молотка.

Это один подход. Другая точка зрения такая -- почему бы и не продать? Мы сегодня видим, что муниципальные предприятия города Ангарска вполне нормально работают. Туда пришли частники, которые взялись за дело.

-- В чем, на ваш взгляд, чаще всего состоят ошибки муниципалитетов в сфере ЖКХ?

-- У нас муниципалитеты часто принимают решение о выводе активов из предприятия, которое накопило долги, в новое предприятие. Считается, что оно начнет жизнь с чистого листа, и этим решатся все проблемы. Но эти новые предприятия в течение полугода точно так же обрастают долгами и садятся в эту же лужу.

ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД

-- Меньше года у нас действует новый закон о банкротстве. Многие дела, в которых вы участвуете, были начаты еще до его принятия. По каким принципам -- старым или новым -- решается судьба этих предприятий?

-- Сегодня у нас действует 231 и 233 статьи нового закона, согласно которым в течение этого года длится переходный период от старого закона к новому. Дела, которые были начаты по старому закону, ведутся в соответствии с ним. Но при переходе на другую процедуру, можем применять уже и положения нового закона.

-- Как это проявляется на практике?

-- Если процедура наблюдения на предприятии была начата по старому закону, то она и ведется по старому. Когда же она заканчивается, арбитражный управляющий подготавливает отчет, проводит анализ финансово-хозяйственной деятельности. После этого проводится собрание кредиторов. Он им докладывает: ситуация такая, что вывести предприятие невозможно, рекомендую ввести конкурсное производство. Если они принимают конкурсное производство, то оно в данном случае идет по старому закону. Если арбитражный управляющий говорит, что ситуация на заводе позволяет ввести внешнее управление -- есть возможность выйти на критическую точку безубыточности -- то начинается процедура внешнего управления и финансового оздоровления, заключается мировое соглашение. Эти процедуры уже идут по новому закону. Конкретный пример -- «Усольехимпром». Они перешли на конкурсное производство по старому закону. Поэтому дальше их дело ведется по старому закону. А вот, например, мировое соглашение по Коршуноскому ГОКу было заключено уже в рамках нового закона.

-- По каким моментам новый закон принципиально изменил вашу работу?

-- Главное отличие состоит в том, о чем я уже говорила. По старому закону государство не было конкурсным кредитором. Его долги стояли в пятой очереди и не давали право голоса на собрании кредиторов. Сегодня наши долги стоят в третьей очереди. И в целом сегодня существует уже не пять очередей на погашение задолженности, а всего три. Поэтому мы сегодня приравнены к конкурсному кредитору и имеем право голоса.

-- Новый закон вызывал немало критики...

-- Критиковали и первый закон, и второй. Я одно скажу: те два закона были неплохи для своего времени. Этот закон лучше прошлых. Следующий закон будет лучше этого. Потому что мы сегодня входим в рыночную экономику и учимся управлять. И мы учимся на многое смотреть другими глазами. Точно так же, мы, возможно, скажем через два года, что этот закон несовершенен, и нужно принять новый. Предыдущий закон уже изжил себя. Тогда мы создавали что-то новое. Сегодня мы сделали еще один шаг к рыночной экономике. Мы знаем, что процедура банкротства действует во всем мире. Никто ее не боится. В Канаде арбитражный управляющий является государственным служащим. Я считаю, что так и должно быть.

ИДЕАЛЬНЫЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ

-- Каким требованиям должен отвечать арбитражный управляющий?

-- Арбитражный управляющий должен очень много знать. Он должен быть не просто хорошим юристом, но и отличным экономистом, финансистом, предпринимателем, хозяйственником, управленцем. Один из моих посетителей сказал: «Арбитражные управляющие -- это ущербные люди, которые не нашли себя в бизнесе». Я категорически с этим не согласна. Арбитражные управляющие нашли себе применение в новых условиях. Они -- высокопрофессиональные люди, как правило, бывшие директора предприятий.

-- За эти десять лет появились какие-либо новые проблемы, с которыми вам не приходилось сталкиваться раньше?

 ≈ У нас есть некоторые разногласия с Гражданским кодексом и другими законами. Но мы создали рабочую группу и занимаемся регулированием вопросов взаимодействия между новым законом о банкротстве, законом о рынках ценных бумаг и законом об акционерных обществах.

Также появилась сложность, связанная с собственником обанкротившегося предприятия. Раньше, как только на предприятии вводилась процедура банкротства, собственник удалялся. Новым законом расширены его права. Сегодня, при введении конкурсного производства, при продаже крупного имущества арбитражный управляющий обязан согласовать сделку с собственником. Но это все решаемо. У нас просто пока мало опыта работы по новому закону.

-- Работа с преднамеренными банкротствами -- это проблема?

-- Это не наша проблема. Доказать преднамеренное банкротство проще простого. Но у нас сегодня не отработана схема взаимодействия органов. Согласно новому закону анализ на преднамеренное

банкротство проводит арбитражный управляющий. Затем мы отправляем результаты в прокуратуру, где идет возбуждение уголовного дела. К сожалению, у нас правоохранительные органы пока не привлекли ни одного должностного лица по преднамеренному банкротству. Но это уже не наша вина. Свою задачу мы выполняем. За первое полугодие этого года мы подготовили 11 заключений по преднамеренному банкротству. На семи предприятиях его признаки были выявлены.

Анна ШЕХОВА


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные