Сегодня: 21.06.18
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 21 июня 2018 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

ДЕНЬГИ


КРИЗИС КАК ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭФФЕКТ

В конце августа в Приангарье должен появиться Совет по разрешению проблем кризисных предприятий Иркутской области. Структуру, по заявлению заместителя главы администрации области Павла Вибе, предполагается создать при губернаторе региона Александре Тишанине, который ее и возглавит. А курировать будет Павел Вибе. Он сообщил, власти соберут всю информацию о предприятиях, находящихся в процедуре банкротства.

Предприятия-банкроты -- проблема актуальная и характерная для многих регионов. Это последствия экономического кризиса 1990-х годов. В Иркутской области уже несколько лет возникают такие "пожары". Пристальное внимание властей к этому вопросу заставили привлечь сначала речники Киренской и Алексеевской Ремонтно-эксплуатационных баз флота, а затем работники Бирюсинского гидролизного завода, которые сейчас проводят акции протеста. Под давлением референдума по объединению Иркутской области и Усть-Ордынского округа властям пришлось принимать срочные меры, чтобы гасить конфликты.

В Иркутской области и Усть-Ордынском округе, по данным Управления Федеральной налоговой службы, на 1 января 2006 года 658 предприятий находятся в стадии банкротства. По сравнению с прошлым годом их количество уменьшилось на 43. В течение 2005 года процедуры банкротства были завершены на 326 предприятиях. И ФСН возбудила еще 315 процедур. Предприятия-банкроты есть практически в каждой отрасли. В сельском хозяйстве и лесопромышленном комплексе их насчитывается более 150, в обрабатывающей промышленности (в том числе деревообрабатывающей) -- около 80, в оптовой и розничной торговле -- свыше 70. В этом году налоговые органы Приангарья намерены подать в Арбитражный суд Иркутской области заявления о признании банкротами 1,3 тыс. предприятий, а всего их насчитывается более 3,5 тысяч. Всего в Иркутской области на налоговом учете состоят более 48 тыс. юридических лиц, в УОБАО -- около 1,5 тыс.

Долги банкротов превышают 11,5 млрд. рублей. При этом, по данным УФСН, перечисление денег в бюджеты в результате банкротства остается незначительным -- 241 млн. рублей, поскольку выплата задолженности в бюджеты происходит в третью очередь -- после выплаты зарплаты и страховых начислений.

Все налогоплательщики разделены на три группы: первая -- стратегические предприятия, предприятия с федеральной собственностью, вертикально интегрированные компании (мониторинг за ними ведет ФНС), вторая -- областные предприятия и организации (за ними следит Управление ФНС), третья -- муниципальные, малые и средние предприятия (отделения ФНС на местах). К первой группе в Иркутской области и УОБАО относится 121 налогоплательщик, из которых 23 находятся в стадии банкротства, по 25 рассматривается вопрос о подаче заявления в суд. Это чуть меньше половины.

Основная причина кризиса на федеральных предприятиях, по мнению председателя комитета Законодательного собрания Максима Сурнина, неэффективность управления. Государство не уделяет внимания и теряет контроль над оперативным и стратегическим менеджментом. В этом случае у директоров ФГУПов появляется возможность злоупотреблений.

Кроме того, многие предприятия находятся в ведении отраслевых федеральных министерств, однако принадлежат Федеральному агентству по управлению федеральным имуществом. Получается, что прямого управления такими предприятиями нет, а есть разобщенность отраслевого министерства и ФАУФИ. Если, например, директор ФГУП все-таки не равнодушен и пытается управлять в полную силу, он считает необходимым обновить производственные фонды. Для этого нужны деньги. Он обращается в ФАУФИ, чиновникам которого в принципе все равно, что будет с каким-то далеким предприятием. В отраслевом министерстве либо нет специалистов, которые в состоянии принять решение о выделении средств, либо там чиновникам тоже все равно, поскольку таких предприятий сотни, если не тысячи. Получается, что в условиях рынка директор не может принимать никаких оперативных и стратегических решений -- что и приводит к плачевным последствиям для федеральных госпредприятий.

Кроме того, контроль над федеральными предприятиями и акционерными обществами практически не осуществляется. В 2003 году Счетная палата РФ провела проверку на Киренской и Алексеевской РЭБ флота. По ее итогам в Иркутске аудитор заявил: "Такого я еще не видел нигде!". Однако должной реакции ни в разрешении кризиса, ни в ужесточении контроля над деятельностью руководства баз от властей так и не последовало. В Приангарье в процедуре банкротства -- 131 организация, имущество которых находится в собственности Иркутской области или муниципалитетов. Это составляет более 29% от общего количества предприятий-банкротов различных форм собственности. Если говорить по отраслям производства, то большинство предприятий-банкротов в сфере ЖКХ -- 45 из 131 организации, или свыше 34%. На втором месте теплоэнергетические предприятия -- 25%, на третьем -- автотранспортные и дорожно-эксплуатационные, далее -- сельского хозяйства.

В случае с ЖКХ причины банкротства предприятий в системном кризисе самой отрасли. Как правило, эти организации муниципальные. Мэрам невыгодно повышать тарифы на коммунальные услуги для населения. Причин для этого много, но основные -- это неплатежеспособность жителей либо угроза того, что в следующий раз мэра не выберут. Например, МУП "Тепловодоканал" Чунского района задолжало энергетикам 2,8 млн. рублей, зарплату работникам -- 5,5 млн. рублей. Основная причина банкротства МУП ТВК -- долги населения, муниципальных учреждений и бюджета по возмещению субсидий. Предприятию должны 37,5 млн. рублей, из них население -- около 10 млн. рублей, бюджетные организации -- 8 млн., федеральный бюджет -- 6 млн. рублей.

Подобная ситуация почти на всех муниципальных предприятиях ЖКХ. Большинство коммунальных предприятий имеют не только долги, но и должников. Причем вернуть долги неплательщиков очень сложно либо из-за низкой эффективности работы судебных приставов (по данным УФНС собираемость долгов составляет 5-10%), либо из-за того, что неплательщики -- в основном люди безработные или бедные, у которых нечего конфисковать в счет погашения долгов. Кроме того, банкротство предприятий ЖКХ стало своеобразным выходом для муниципалитетов. Создали одно МУП, поработали несколько лет, накопили долги, обанкротили. Создали на его базе новое -- и далее по схеме. Это позволяет уходить от долгов.

Однако проблема кризиса не только в неэффективном управлении. В Иркутской области в рамках банкротства ни разу не вводилась процедура финансового оздоровления. Только один раз состоялось заключение мирового соглашения. В 2002 году у Коршуновского горно-обогатительного комбината уже в рамках конкурсного производства появился инвестор -- стальная группа "Мечел", которая выплатила все долги предприятия (более 2 млрд. рублей). Ранее налоговое законодательство не согласовывалось с законодательством о банкротстве. Сейчас ситуация изменилась. В Налоговый кодекс РФ внесены поправки о возможности применения финансового оздоровления, а функции Федеральной службы по финансовому оздоровлению, которую упразднили, передали ФНС.

Между тем депутаты Законодательного собрания в апреле этого года разработали рекомендации по выводу предприятий из кризиса. Парламентарии поддержали желание областной администрации забрать из федеральной собственности пакеты акций гидролизных заводов и речных предприятий. Они также предложили исполнительным властям наладить координацию деятельности при процессах банкротства, разработать отраслевые программы по выводу из кризиса предприятий, проработать вопросы по финансовому оздоровлению в рамках процедур банкротства, реструктуризации задолженности предприятий, возможному перепрофилированию производств, занятости высвобождаемых работников. В сфере речного транспорта парламентарии предлагали создать рабочую группу, которая занялась бы единой политикой функционирования речного транспорта, созданием единого холдинга, включающего в себя Осетровский речной порт, Киренскую и Алексеевскую базы флота. Также депутаты рекомендовали разработать единую тарифную политику в области перевозки пассажиров и грузов речным транспортом.

Однако нет уверенности, что это кардинально изменит ситуацию. Предприятий, находящихся в федеральной собственности, в Иркутской области еще достаточно. И если исходить из того, что государство так и будет неэффективным собственником в нашем регионе, то можно ожидать еще кризисных ситуаций. Либо можно уже сейчас предлагать эти предприятия приватизировать, акционировать.

Первый вице-премьер правительства России Дмитрий Медведев в интервью журналу "Эксперт" заявил, что не считает, что государство вообще не должно быть собственником хозяйствующих субъектов на нынешнем этапе развития. "Но я и не считаю, что государство должно увеличивать свое присутствие в экономике. Государство -- не очень эффективный собственник. Хотя некоторые государственные компании демонстрируют отнюдь не плохие показатели. Кстати, в выступлении на Петербургском форуме я нигде не говорил о поддержке создания только крупных государственных корпораций. Форма собственности не имеет особенного значения. Куда важнее их эффективность", -- подчеркнул Дмитрий Медведев.

Вита БЕЛОВА

10.8.06


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные