Сегодня: 21.10.18
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 21 октября 2018 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

ДЕНЬГИ


"АЛЮМИНИЕВЫЕ" СКЕЛЕТЫ

О том, как Виктор Феликсович и Олег Владимирович сливают свои заводы

Слияние РУСАЛа и СУАЛа ускорит процесс строительства Тайшетского алюминиевого завода, что послужит импульсом к развитию экономики Иркутской области, считает первый заместитель председателя комиссии по естественным монополиям Совета Федераций Федерального Собрания РФ Валерий Межевич. Об этом он сообщил на пресс-конференции.

Валентин Межевич высоко оценил работу алюминиевых предприятий региона: Иркутский и Братский заводы входят в тройку самых лучших алюминиевых предприятий России. Слияние двух компаний СУАЛ и РУСАЛ укрепит конкурентные возможности страны, что благоприятно скажется на развитии экономики России. Новая компания сможет стать лидером среди остальных производителей алюминия, считает сенатор.

-- Создание такой компании необходимо в интересах устранения конкуренции между двумя алюминиевыми гигантами. Конечно, нельзя отрицать возможность появления некоторых элементов монополии, -- говорит заместитель председателя комиссии по естественным монополиям, -- но этот процесс вполне возможно отрегулировать с помощью российского законодательства.

СУАЛ СЕБЯ ПЕРЕОЦЕНИЛ

Создание новой крупнейшей в мире алюминиевой компании под вопросом. Как следует изучив активы СУАЛа, РУСАЛа и Glencore, пришли к выводу, что Виктор Вексельберг и Леонард Блаватник претендуют на чересчур большую долю в объединенной компании. Сделка не развалится, а ее участники просто торгуются, надеются эксперты.

Но стоило Вексельбергу объявить о сделке президенту, как на ее пути возникло препятствие. На прошлой неделе аудит показал, что активы СУАЛа нуждаются в серьезной модернизации, поэтому представители Glencore пришли к выводу, что СУАЛ не может претендовать на долю в 21,5%, рассказал источник, близкий к одному из участников сделки. РУСАЛ, по его словам, позицию Glencore поддержал. Для этой сделки СУАЛ должен быть оценен в $3 млрд. вместо $5 млрд, в которые компания оценила сама себя. Не исключено, что СУАЛ вообще может выпасть из сделки, добавляет он. Представитель Инвестбанка, сотрудничающего с российскими алюминщиками, подтверждает, что на уменьшении доли владельцев СУАЛа настаивает Glencore. Два топ-менеджера крупных инвестбанков подозревают, что трехстороннее слияние теперь может сорваться. В СУАЛе, РУСАЛе, "Ренове" и Glencore отказались от каких бы то ни было комментариев.

А РУСАЛ БОИТСЯ ПУБЛИЧНОСТИ

А еще в РУСАЛе сторонятся публичности: хотя отчетность по международным стандартам вести приходится, чтобы кредитоваться в западных банках, постороннего внимания к этой отчетности здесь не любят.

Эксперты считают, что РУСАЛ не хочет, чтобы кто-либо -- от конкурентов до чиновников -- подробно изучил схемы, по которым он работает. Основа этих схем -- механизм, именуемый толлингом: иностранная компания -- собственник сырья -- передает это сырье на переработку на российский завод и оставляет за собой право собственности на готовую продукцию. Завод получает лишь деньги за работу.

Официальная позиция компании: мы используем толлинг лишь потому, что вынуждены ввозить сырье из-за границы. Это объяснение принимают в правительстве. "Применение таможенного режима переработки на таможенной территории (толлинг) во многом вызвано необходимостью загрузки имеющихся производственных мощностей в условиях недостатка отечественного сырья и материалов", -- говорится в официальном ответе на запрос, подготовленном начальником отдела промполитики и металлургии Минпромэнерго Алексеем Пинчуком. По его данным, в 2005 г. российские алюминиевые заводы были обеспечены местным сырьем на 46,1% от потребности.

РУСАЛ предоставляет в Минпромэнерго данные о неуклонном снижении доли толлинговых операций в его бизнесе. По этим сведениям, в 2004 г. плата за переработку глинозема по толлингу в 2004 г. составила 51,4% выручки РУСАЛа, в 2005 г. -- 46,8%, а в 2006 г. доля, как ожидается, упадет до 43,8%. Но эти цифры, основанные на неконсолидированной российской отчетности, на самом деле мало что значат. Потому что РУСАЛ, конечно, делает прибыль не на переработке глинозема, а на продаже первичного алюминия.

Помимо минимизации налога на прибыль толлинг избавляет РУСАЛ от необходимости платить НДС, а потом биться за его возвращение при экспорте готовой продукции.

В 1990-е гг. толлинг стали широко применять братья Черные в своей TransWorld Group. Тогда у заводов не хватало оборотных средств для закупки сырья, а кредитные ресурсы стоили слишком дорого, и для заводов это был практически единственный способ не остановиться. Но сейчас времена другие. И с оборотными средствами, и с заемными ресурсами все в порядке. К тому же значительная доля сырья, которое поступает на заводы РУСАЛа из-за границы, -- это собственное сырье компании, производимое в Украине, Гвинее и Австралии.

В преддверии IPO на всеобщее обозрение будут выставлены не только финансовые схемы РУСАЛа, но и другие старые скелеты из его шкафов -- например претензии бывших партнеров Дерипаски. Один из них, Михаил Черной, сообщил, что еще в 2002 г. СУАЛ обратился к нему "с просьбой поговорить с Дерипаской о продаже нашего общего пакета -- моих 20 и его 30%" в РУСАЛе за $3 млрд. "Дерипаска тогда отказал, -- говорит Черной. -- Сейчас слияние наконец происходит, и я считаю, что объединенная компания может иметь успех". Но, добавил Черной, чтобы слияние прошло без проблем, Дерипаска должен "рассчитаться со мной за мои 20%, с Таджикским алюминиевым заводом, со всеми, кому задолжал комиссию или дивиденды". "Без предварительного расчета по всем долгам слияние невозможно, -- предупреждает Черной, -- и СУАЛ с Glencore должны это знать: украденное еще никому не приносило пользы". В РУСАЛе претензии Черного называют шантажом. Но Дерипаска нажил много врагов, и они поднимут головы, как только РУСАЛ займется выводом акций на биржу.

ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ РОМАН

Вексельберга с партнерами публичность, наоборот, не пугает. Дело не только в менее бурной истории создания СУАЛа -- он полностью обеспечен российским сырьем и не использует толлинговых схем. Так что "план Б" для Вексельберга -- самостоятельный выход на фондовый рынок, к которому компания продолжает готовиться, в том числе, как и РКУСАЛ, выкупая акции у миноритариев. Однако Вексельберг считает, что акции крупнейшего в мире производителя алюминия можно будет продать дороже.

У СУАЛа себестоимость хоть и повыше, чем у РУСАЛа (в основном из-за худшей оснащенности предприятий), но он тоже работает в России и пользуется дешевой энергией. Кроме того, его приобретение не обостряет проблему РУСАЛа с недостаточностью собственных сырьевых ресурсов. Так что бизнес-мотивы для слияния имеются -- возможно, даже в достаточном количестве, чтобы перевесить нежелание Дерипаски выводить свою компанию на биржу. Но равновесие все равно шаткое, и нарушить его может малейшая размолвка между Дерипаской и Вексельбергом. Зная сложный характер что одного, что другого, вполне может быть, что переговоры закончатся ничем, говорят аналитики.

С другой стороны, замгендиректора РУСАЛа Александр Лившиц известен как мастер точного прогноза. "Мы будем первыми в мире пораньше, чем в 2013 г. Мне так кажется", -- говорит он.

По материалам изданий "Ведомости", SmartMoney, Телеинформ

22/09/06


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные