Сегодня: 22.11.17
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 22 ноября 2017 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА


Игорь Кокоуров: Мое хобби - жить

С балкона восьмого этажа нового офиса компании "Материк" -- полгорода, как на ладони. Ангара, строящийся мост, плотина ГЭС, телевышка... Хозяин огромного кабинета на самом верхнем этаже еще только достаиваемого здания Игорь Кокоуров мечтает показать эту панораму мэру Иркутска, который почему-то давно избегает встреч с предпринимателем, губернатору, который, как раз наоборот, "открыт для общения", другим хорошим и влиятельным людям. Правда, не каждый рискнет подняться в этот кабинет: лифт в здании пока не работает. Его запуск заморожен по причине дороговизны проекта. Этой весной известный иркутский предприниматель, генеральный директор группы компаний "Материк" "двинул" в политику, возглавив иркутское региональное отделение СПС. Таким образом, он стал публичной фигурой. Сразу стало интересно: а кто он, собственно? Что представляет собой его бизнес, довольно разносторонний, как далеко простираются политические амбиции, есть ли моральные принципы и т.д. И мне приходится пешком подниматься на восьмой этаж еще только достраиваемого здания.

Сразу -- о кабинете. Он огромен (150 кв. м), воздушен (потолок едва ли не стеклянный) и совершенно нестандартный. На одной стене -- коллекция головных уборов, рядом -- географические карты, напротив -- сабли и мечи. В углу -- макеты, о которых он еще расскажет. Курим в кабинете, чай Кокоуров наливает сам. Первая реплика: "Давай на "ты". У нас в коллективе есть такое выражение: "ты мне не выкай!"

БИЗНЕС

-- Хорошо, попробуем. Начнем с начала: с чего ты начинал бизнес?

-- У меня мать шутит: все профессиональные праздники -- твои. День учителя -- мой праздник, день строителя -- мой, день водителя -- мой, РЖД -- тоже... Поработать пришлось и пионервожатым, и дворником, и водителем, и строителем. После института работали два года, где придется. Мотался по стройкам, по частным заказам, ремонтом занимался. Диплом исторического факультета госуниверситета забросил в дальний ящик.

В 95-м друзья посоветовали киоск купить. На жизнь не хватало, устраиваться в чужую фирму не хотелось. Хотелось не то чтобы руководить -- самому делать. Не потому, что руки замарать боюсь, я работы никогда не боялся, а -- самому отвечать за себя. Взяли с супругой 400 рублей в долг, купили маленький киосочек в Солнечном и стали работать. Решение принималось непросто: я до того никогда ничем не торговал, в школе фарцовщиком не был.

-- Сами за прилавком стояли?

-- Конечно. Спустя полгода первого человека взяли, и то по ночам сам продолжал работать. Первые заработанные деньги не стал отдавать кредиторам, договорился с ними еще на две недели отсрочки, и купил краски, в то время -- дорогущей. Разрисовал киоск под пачку "Мальборо". И ведь сработала реклама: уже через неделю смог с долгами рассчитаться.

Понемногу втянулись. Цель была -- работать, нежели зарабатывать. Потом сами по себе и заработки пошли. Торговали всем подряд, потом -- все больше сигаретами. Сотрудничал с оптовой компанией "Байкалтабак". Потом выделили свою розницу "Дело-табак". Сейчас это единственная розничная сеть в России, которая является прямым контрактером табачных компаний "Филипп Морис", "Бритиш Американ Табако" и т.д.

-- Почему вы стали единственными?

-- Потому что у нас объемы продаже такие же, как у многих оптовых компаний по России. Чем занимаются оптовики? Купили -- с небольшой маржой продали. Не выходя из кабинета, перебросили коробки -- и все. Работать с розницей куда сложнее: нужно открыть массу точек, каждую зарегистрировать, провести через налоговую, нанять продавцов, убирать, мыть и т.д. Но мне всегда было интереснее контролировать весь процесс, доводя товар до покупателя. Просто купил-продал -- неинтересно. Со временем внешний вид наших же киосков начал меня смущать. Город надо было убирать, чистить. Мы заказали в Москву проект остановочных комплексов с киосками из анодированного алюминия. Пришли к мэру, предложили убрать все разномастные киоски и все остановки, по крайней мере, на магистральных трассах, и создать общий формат. Проект понравился. Привезли, поставили. Арендовать их может кто угодно, в этих киосках сейчас и фаст-фуд, и цветы, и мороженое. И мы там торгуем, "7.40", например.

-- Кстати, почему "7.40"? В это время они открываются?

-- Во-первых, потому что в 7.40 открываются. Во-вторых, по аналогии с "Севен-Элевен", сеть такая мировая сеть -- небольшие магазинчики по всему миру. В третьих, просто забавно.

-- Однажды, когда кто-то заметил, что киоски мрачноваты, ты ответил: какой город, такие и киоски...

-- На самом деле они сделаны из хорошего, качественного материала. В Москве у Белого дома охрана в таком павильоне. В Сиднее по центру стоят такие павильончики. Если кого-то что-то смущает, то только цвет -- коричневый. А он подобран неслучайно. У нас сейчас едешь по центральным улицам, стоит это безобразие: синие, белое, красное. Как будто в Шапито каком-то находишься. Киоски в городе нужны, потому что есть товары сиюминутного спроса: жвачка, напитки, сигареты, мороженое. Ими уместно торговать на остановках, там, где для этого есть достаточно места, но не надо, чтобы это выглядело китчем. Должен быть виден город, а не киоски. В центре Иркутска есть красивые дома, особенно когда весной их помоют и покрасят, разноцветные киоски там дико смотрятся. Мы и предложили слегка их стушевать, чтобы на фоне улиц их не было видно. Чтобы виден был город, а не киоски.

Потом мы создали специальную компанию, которая обслуживает эти комплексы - "Любимый город". Она их ставит, моет, делает благоустройство вокруг, оформляет документы, подключает к электричеству, обеспечивает охрану. Мы говорим: ребята, у кого есть желание, приходите, арендуйте.

Эти остановочные комплексы стоят 1 млн 200 тыс. рублей с установкой, благоустройством, рекламой и т.п. В 10 раз дороже обычного киоска. Кто "вывозит" аренду (рассчитанную на пять лет окупаемости), берет. Но, к сожалению, наша розница к этому пока не совсем готова. На центровых местах они готовы брать. А мы-то договорились ставить по всему городу. Где-то им дорого, где-то невыгодно. В результате у нас центр востребованный, а окраины -- нет. Потому что многим надо "накосить" себе на карман и все.

-- А, может, у многих просто нет денег, чтобы зайти в ваши киоски? Может, вы вытесняете мелкий бизнес?

-- Но ведь, рассуждая так, можно было бы до сих пор на коробках из-под яблок торговать. Или под навесами. Не торгуем ведь уже так! А раньше кричали: у нас не хватает денег, зачем вы нас с коробок выгоняете! Если не хватает, зачем такой бизнес нужен? Значит, надо его менять, идти в какие-то другие сферы. Так или иначе, центр города должен выглядеть более или менее одинаково.

У нас не только киоски, у нас и рекламные щиты совершенно разномастные по городу. У одного синяя подножка, у другого коричневая, у третьего -- черная. Четвертый на трубах, пятый на какой-то иной конструкции... Это же элементарно -- сделать один формат. И урны должны быть одинаковые. Это просто причешет город.

-- Кто это должен сделать? Мэрия или бизнес?

-- Бизнес это будет делать, если мэрия примет соответствующее решение.

-- Какие еще направления бизнеса вы развиваете? У вас есть рестораны...

-- Есть три ресторанчика: БирХаус, Киото в Иркутске и в Ангарске. Мы начали их создавать пять лет назад, когда в Иркутске уже появился и ресторанный бизнес, и люди, которые им всерьез занимались. Однако в это время как раз наступил некий переломный момент: рестораны были созданы, исправно приносили доход, их хозяева успокоились и уже не искали ничего нового. Мы появились на этом рынке неожиданно и сразу запомнились клиентам. Мы первыми в Иркутске начали дарить жвачку при расчете. Мы задумались: почему в туалетах не играет музыка? Почему это место не является частью интерьера? Почему у нас официанты без формы? Я предложил: давайте сделаем в каждом заведении тематическую форму. В Москве все это уже было, но мы первыми сделали это в Иркутске. За нами то же самое начали вводить в других ресторанах. Бизнес оказался успешным, можно было бы развивать его, "нашлепать" много ресторанчиков, но мы начали строить офис, куда инвестировали все свободные средства. Со стороны можно посчитать, что мы мечемся -- в одно вкладываемся, в другое, в третье... А мы просто делаем то, что нам интересно. К слову, мы недавно с партнерами в Екатеринбурге ресторан открыли и в Орле открываем.

-- А что, там, кроме вас, некому открыть ресторан?

-- Мы делаем это с коллегами-табачниками. Получилось так, что табачники -- это своего рода авангард бизнеса. Они стали заниматься сервисным бизнесом одни из первых в стране. Пока народ тратил время и деньги на пиление заводов-пароходов и на нефть, табачники занимались сферой услуг, причем серьезно занимались -- все эти 12 последних лет. И сейчас, когда корпорации выдавливают бизнес из многих сфер, многие, оставшиеся не у дел с большими деньгами на руках, кидаются что-нибудь открывать. Нам такие деньги, как у них, и не снились. А они их тупо вваливают -- в отели, рестораны. Понаоткрывали, видно, что дорого, а со всем этим надо работать. С персоналом, с кухней, с бухгалтерией... У нас деньги небольшие, но все, за что мы беремся, мы делаем до конца, и делаем красиво.

В центре города, на перекрестке Ленина, Тимирязева и Седова, около Крестовоздвиженской церкви, хотим обустроить туристическую площадку. Сейчас там деревянные дома-развалюхи. Мы хотим их снести и поставить там особнячок в стиле старого Иркутска, где организовать сувенир-шоп и ресторан на втором этаже, а перед зданием поставить памятник первопроходцам Сибири. Подъезжает туристический автобус, люди выходят, смотрят памятник, видят город, покупают сувениры.

Вот три наших проекта по Иркутску. Они не похожи между собой, но все они красивые, согласна?

-- Вы много занимаетесь городом. Почему? Вы берете на себя ответственность за него?

-- Это внутренняя позиция. Мы -- "открывашки". Открывая рестораны, мы не собирались составить какую-то серьезную конкуренцию тем, кто этим занимается постоянно. Но если мы что-то делаем, то стараемся сделать лучше, чем уже есть. Но оно еще и окупается. Мы в 97-м создали первый студенческий отряд, в который набрали студентов за свой счет -- человек 20--30, купили им форму и года полтора чистили Октябрьский район. И к нам сразу изменилось отношение. Оказалось, ты можешь быстрее оформить документы, например. И не потому, что ты кому-то на лапу дал, а потому что ты район убирал. Есть в этом что-то плохое? По-моему, нет.

ГОРОД


-- Вернемся в Иркутск. Какими проектами в нашем городе вы еще занимаетесь?


-- Пляжем на улице Якоби. Там на берегу Иркутского водохранилища была, по
сути, помойка, машины на берегу мыли. Мы там уже три года убираемся, взяли в
аренду 200 метров побережья, отсыпали песком, привели в порядок, поставили
лежаки и т.д.

-- И как народ смотрит на то, что надо платить за то, что раньше было
бесплатным? Смирились?


-- Приняли за должное. В перспективе мы хотим сделать на этом участке берега три
платных пляжа и три-четыре бесплатных. Они все будут отсыпаны песком, но на
платных будут лежаки и сервис, а на бесплатных ничего не будет. Дальше мы хотим
здесь целую улицу развлекательную сделать -- магазинчики, ресторанчики...
Променад, в общем.


-- Прям Испания какая-то получается!


-- Ну да, а почему нет?


-- В Испании длинный сезон! А у нас -- короткий. Это, должно быть, невыгодно.


-- Как пляж это невыгодно. Я из-за дождливого лета в прошлом году ничего там не
заработал, а потом еще год это место охранял, чтобы ничего не разбили, не
разворовали.


Поэтому я хочу сделать эту зону отдыха круглогодичной. Создать улицу ресторанов -
дорогих и дешевых, фаст-фудов и кафе-мороженых, парковку, пункты проката -
зимние и летние. Спортплощадки, теннисные корты, мини-гольф. Летом -- детский
развлекательный комплекс. И тут же -- "Трансфортс". Образовательно-
развлекательный комплекс. Губернатор недавно заявил, что неплохо было бы возродить в Иркутске планетарий. Но планетарий в его классическом виде -- уже вчерашний день. Сегодня
детей можно виртуально садить в Шаттл и "везти" смотреть на солнечные пятна,
облететь вокруг Сатурна, на Кассипею сгонять. Для этого нужно помещение с
экранами, на которые с помощью 3D-проекторов транслируется определенная
программа. В первую половину дня там бывают школьники -- на уроках астрономии,
физики, химии, географии и истории. Вечером там ресторан. Проходимость -- 10
тысяч человек за год. В Москве и Питере трансфортсы уже есть, сейчас создаются в
Екатеринбурге, Новосибирске и Красноярске. Мы хотим открыть в Иркутске. Билеты
для школьников будут недорогими, часть детей должнв получить возможность
приходить туда бесплатно, мы намерены сотрудничать в этом проекте с
департаментом образования.


Сейчас мы гостиницу достраиваем. Называться будет "Сайен". Это название нам
японец дизайнер предложил, который занимался внутренним дизайном. В переводе --
"Императорский сад". Там разместится японский деловой центр. Для пяти звезд там
только бассейна не хватает.

ПОЛИТИКА

-- Этой весной ты возглавил региональное отделение СПС, причем вступил в ряды этой партии -- формально -- совсем недавно. С одной стороны, хочется спросить: а почему так поздно? Ведь еще с 99-го года было понятно: это "свои". И что толкнуло тебя теперь не просто стать рядовым членом партии, но возглавить ее отделение?

-- Раньше, видимо, не дозрел.

-- А голосовал за кого?

-- Голосовал за СПС.

-- Как ты относишься к словам первого иркутского лидера СПС Юрия Курина о том, что либералам никогда не быть у власти в России?

-- Это, наверное, не страшно. Если даже им никогда не быть у власти, то им все равно всегда нужно быть. Тенденции монархизма в нашей стране сохранятся еще 100--200 лет, их просто так, без пригляда оставлять-то нельзя. Это до добра не доведет. Должна быть хоть небольшая, но кучка людей, которые были бы диссидентами.

-- А правые сегодня -- это диссиденты?

-- Я бы так не сказал. Сейчас партия переживает трудный переходный период. Новая идеология еще не создана, она находится в процессе трансформации. И я бы не хотел, чтобы СПС шел на баррикады. Нужно находить консенсус с государством и доказывать свои идеи в рамках, во-первых, закона, во-вторых, в рамках взаимопонимания.

Что мы должны сегодня делать: выходить на улицы и кричать, что Путин все победы демократии похоронил? Ну да, часть похоронил. Но не все. Плюсов за путинский период накопилось, наверное, больше, чем минусов. Государство удержалось в своих рамках, не развалилось. Плюс? Плюс. Армия не развалилась. Плюс? Плюс.

-- Ходорковского посадили. Минус.

-- Ну, во-первых, это минус самому Ходорковскому. Но Березовского посадят -- плюс. Назовите мне политика без ошибок, политика без крови. Когда сегодня меняют памятники -- убийцу Ленина на убийцу Петра Первого или названия улиц, я не могу понять, чем один другого лучше. Просто один доделал, другой недоделал. Сейчас ведь трудно судить о Ленине -- что бы было, если бы он прожил еще 10 лет. Большая история требует больших жертв, к сожалению. А большая страна требует централизованного управления. И какие-то демократические ценности неизбежно зажимаются. И вот тут наша цель -- не дать этой машине, которая централизует власть -- не дать ей разогнаться и иногда ее притормаживать. Не всегда, я уверен, те люди, которые находятся на верхушке власти, хотят того результата, который в итоге получается. Чиновники умножают желания правителя в геометрической прогрессии. Он сказал "а", они уже и "б" и "в" готовы сказать. Путин посадил Ходорсковского, я не считаю, что это хорошо, но многие на местах тут же решили, что нужно и местных "олигархов" всех подряд садить. Этого нужно бояться прежде всего.

-- Что касается централизации власти. Как ты относишься к идее сибирского сепаратизма? Отделимся от России и будем себе самостоятельны...

-- Двояко. С точки зрения государства это -- провокационная идея. Такое говорить нельзя в принципе. Однако если пофантазировать... Два места в Совете безопасности ООН, две страны, которые имеют ядерное вооружение...

-- И ресурсы при себе.

-- Нет. Если делить на две страны, то делить -- лишь формально, ради политической выгоды. Одна страна ведет дипломатические отношения с востоком, другая -- с западом. Между собой -- безвизовое пространство У нас здесь ресурсы, у них -- технологии. Формально отделить -- да, но реально разорвать страну на две части -- нет, конечно. На примере Украины видно, чем такие вещи оборачиваются. Повторяю, все это в области фантазий, делать так, будь я у власти, я бы не стал.

-- Как далеко простираются твои политические амбиции?

-- Нет пока никаких политических амбиций. Возможно, со временем созрею, как созрел, наконец, для прихода в СПС. Только глупый человек говорит "никогда не буду тем-то". С возрастом меняются приоритеты...

-- Баллотироваться в ближайшие два года куда-нибудь намерен?

-- Не знаю. Если политсовет СПС решит, что это необходимо, я... буду думать.

ЛИЧНОЕ

-- Расскажи, пожалуйста, о себе. О семье, о том, как предпочитаешь отдыхать, чем увлекаешься...

-- Семья: жена, двое детей -- 14-ти и 7-ми лет. Отдыхать люблю. Люблю ездить по миру. Одна из замечательных вещей нашего времени: можешь зарабатывать -- можешь ездить. Мне хочется объехать как можно больше разных стран. Побывал уже примерно в 40 странах.

-- Как любишь отдыхать -- на пляже лежать или где-нибудь по пустыне на джипе мотаться?

-- Экстремально -- нет. Мне нравятся отели, пляж. Только не горы, не Антарктиды, не лыжи.

-- Хобби?

-- Нет. Мое хобби -- жить.

-- А, может, хобби -- работа?

-- Возможно. Но это, скорее, образ жизни. Надо что-то делать, причем делать так, чтобы еще хорошо зарабатывать.

-- Каковы твои личные моральные ценности?

-- Честность. Даже при подборе персонала я всегда подчеркиваю: мне не нужен крутой специалист, если человек -- подонок. Не хочется менять принципы на бизнес.

-- Порядочность -- это критерий при приеме на работу в вашу фирму?

-- Абсолютно верно.

-- В бизнесе порядочность, кажется, не особо полезное качество.

-- Видишь ли, у нас нет цели заработать все деньги. От заработанных денег нужно получать удовольствие. Путешествовать, иметь возможность покупать красивые вещи, приходить на работу и видеть, что люди тебе улыбаются. Чувствовать себя справедливым может только самодостаточный человек. Пока я могу чувствовать себя так по отношению к своему коллективу. Меня это вполне устраивает.

-- И, наконец, жизненное кредо?

-- Всегда.

Беседовала Елена Веселкова


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные