Сегодня: 25.06.18
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 25 июня 2018 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

БИЗНЕС-ЛАНЧ


НЕСБЫТОЧНАЯ КОВЫКТА

Депутаты Законодательного собрания Иркутской области всерьез озаботились тем, куда делись деньги ТНК-ВР в размере 1 млрд руб., которые ВСГК заплатила за акции Вернечонскнефтегаза. Контролировать бюджетные средства прямая депутатская обязанность. На то они и выбраны иркутским народом, чтоб за него радеть. Другое дело, как сделать так, чтобы было что контролировать. Слава Богу, пока есть в регионе эта самая ТНК-ВР, средства которой можно искать в карманах расхитителей народной собственности. А что будете искать, господа депутаты, когда последняя частная нефтяная корпорация исчезнет с регионального пространства? Между тем депутатам стоило бы обеспокоиться энергетической безопасностью региона и не деньги искать в фондах инвестиционного развития, а спросить с разработчиков стратегии области, как нам дальше-то жить?

Присутствие ТНК-ВР в регионе оставляло надежду на скорейшую газификацию и, как следствие, диверсификацию источников энергетических ресурсов для промышленных предприятий области. А это вопрос отнюдь не праздный, а стратегический. Объясню почему.

Специалисты Фонда регионального развития Иркутской области, занимающиеся разработкой стратегии Иркутской области, делают серьезную ставку на освоение в ближайшей перспективе Ковыктинского газоконденсатного месторождения. Однако почему-то они не заметили и в стратегии своей не учли, что летом этого года в газовом проекте произошли серьезные и, прямо скажем, тревожные изменения, которые реализацию проекта отодвинут в далекую перспективу.

Пакет акций в 62,9% компании "Русиа Петролеум", владеющей лицензией на месторождение и принадлежащий ТНК-ВР, был продан Газпрому. Сделка по передаче акций завершится до конца года. Кроме этого ТНК-ВР вынуждена была расстаться с 50% пакетом акций "Восточно-Сибирской газовой компании". ВСГК являлась оператором регионального газового проекта и занималась строительством газопровода Ковыкта -- Саянск -- Иркутск, строительство которого должно было завершиться к 2010 году.

И хотя в сентябре Министерство промышленности и энергетики утвердило "Восточную газовую программу", перспективы освоения месторождения выглядят туманными, поскольку Газпром заявил о намерении начать освоение месторождения в лучшем случае не раньше 2017 года. Учитывая внутренние проблемы газовой корпорации, а именно: большие объемы внешних заимствований, в результате которых выплаты по накопленным долгам в разы превышают объемы инвестиций в газодобычу, промышленная добыча газа на месторождении вряд ли представляется возможным раньше 2030 года. Это утверждение подтверждается тем, что Минпроироды имеет серьезные претензии к Газпрому по темпам освоения перспективных месторождений. А региональная политика газоснабжения слабо регулируется на государственном уровне, и финансовые средства под данную деятельность разобщены. Например, для Газпрома проблематично найти 1,8 млрд руб. на газификацию Алтайского края, которая вряд ли будет закончена в срок к концу 2008 года.

Но самая главная проблема не в том, что у Газпрома в приоритете программы газификации других Субъектов Федерации. Проблема в том, что помимо газификации у Газпрома есть еще программа реформы электроэнергетики, в которой на газовую монополию делается основная ставка. И согласно концепции этой реформы по Газпрому предполагается территориальное деление регионов, а именно: на европейско-уральскую группу, преимущественно работающую на газе, и сибирско-дальневосточную, где для нужд энергетики используется уголь и энергия воды. Согласно все той же концепции ситуация, когда потребление газа превалирует для нужд энергетики, не нормальна. Поэтому для этих целей необходимо использовать огромные запасы и потенциал Восточной Сибири по углю. Видимо, руководствуясь данными соображениями, в феврале этого года Газпром объявил о создании СП с компанией СУЭК для совместного развития энергетического бизнеса с основным упором на угольную генерацию. Таким образом, две газпромовские программы в иркутском регионе вступают в противоречие и делают ковыктинский газ еще более призрачным.

Но это еще не все обстоятельства. Внешние заимствования делают приоритетными поставки газа на экспорт, а газовая программа в Восточной Сибири предполагает реализацию сырья на внутреннем рынке региона. Рентабельность этого проекта для Газпрома выглядит весьма сомнительно, учитывая два обстоятельства. Первое, газ вынужден будет конкурировать с дешевой электроэнергией на розничном рынке. Второе, никто не занимался маркетингом этого розничного рынка и вопрос цены, равно как и стоимость подключения к газораспределительным сетям, никем не просчитывался. Зато каждый знает, что если начать это делать, проект коммунальной газификации превратится в утопию. По мнению экспертов, цена на промышленный газ будет расти опережающими темпами и в ближайшее время достигнет 42--26 долларов за тысячу кубометров. Рост себестоимости потребительского газа приведет к снижению налогооблагаемой базы регионов и снизит в разы возможности региональных бюджетов финансировать работы по газификации. Придется искать для этих целей негосударственные источники финансирования.

Не лучше обстоит дело и с предполагаемым экспортом газа в Китай. До настоящего времени никто всерьез не занимался переговорами с китайцами по цене на газ, и если вдруг такие переговоры завяжутся, то продолжаться они будут годы. В регионе есть только один промышленный субъект действительно всерьез заинтересованный в промышленной разработке месторождения и реализации проекта газификации. Это производящий химические пластикаты "Саянсхимпласт", собственником которого является Виктор Вексельберг, как известно вовлеченный в бизнес бывших владельцев лицензии на Ковыктинское месторождение человек. У бывших владельцев компании "Русиа Петролеум", которой принадлежит лицензия на месторождение, ТНК-ВР были серьезные основания и существенный бизнес-интерес для освоения месторождения. Предполагалось, что "Саянскхипласт" сможет вдвое увеличить производство пластикатов за счет дешевого сырья, которое он получит с Ковыкты.

В настоящее время сдерживающим фактором для предприятия является его зависимость от монопольного поставщика этилена -- Ангарского завода полимеров, входящего в "Роснефть". Возможности завода полимеров по производству этилена ограничены объемами переработки нефти на Ангарской нефтехимической компании, поскольку ангарский этилен производится из нефти. В случае газификации этилен можно получать при гораздо низшей себестоимости из газа. Сразу после продажи ТНК-ВР акций "Русиа- Петролеум" в регионе поползли слухи о том, что Виктор Вексельберг имеет намерение приобрести в собственность Ангарский завод полимеров. Слухи вполне походили на правду, учитывая тот факт, что когда глава Роснефти господин Богданчиков прибыл с ознакомительной поездкой в Ангарск, он очень удивился, что вместе с нефтеперерабатывающим заводом купил еще и нефтехимический. Прохладное отношение Роснефти к своему новому активу и иркутскому региону подтверждается и тем фактом, что Роснефть до сих пор не оплатила свою часть акций Вернечонскнефтегаза, которые она приобрела напополам вместе с ТНК-ВР у ВСГК, и право на которые так горячо оспаривала у британцев.

К слову о Роснефти: огромные внешние заимствования (на втором месте после Газпрома) вынудили нефтяную монополию кредитоваться без процентов у своих дочек. Это, прямо скажем, ноу-хау, доселе в российской экономике не применявшееся, деньги у дочек брать. За время своего существования Ангарская нефтехимическая компания видела много разных собственников, которые выводили с предприятия деньги, используя хитроумные финансовые схемы, вынуждали нефть перерабатывать по цене ниже себестоимости или, наоборот, инвестировали в производство миллионы долларов. Но чтобы деньги в размере 5 млрд руб. занимать с весьма туманной перспективой возврата? Как ведь потом должок с мамаши востребовать, себе дороже. Вот это, действительно, новшество. И это при цене на нефть почти 100 долларов за баррель! Авторам стратегии развития области стоило и на этот факт внимание обратить. Что же дальше-то с комбинатом будет, если еще и года не прошло с момента покупки, а новый собственник уже деньги взаймы берет в размере стоимости предприятия. Факт этот еще раз подтверждает, что значат региональные интересы для газовых и нефтяных монополий. Однако вернемся к энергетической безопасности.

Увлеченные поиском британских денег и выявлением нарушений в различных фондах, что, по мнению депутатов, эти деньги нерачительно используют, законники почему-то не заметили серьезной угрозы, нависшей над территорией. В узких энергетических кругах на протяжении последних нескольких месяцев обсуждается продажа иркутских угольных активов, которая должна произойти в конце декабря. Свои предприятия угольной группы СУЭК собирается продать БАЗЭЛу. Переговоры о продаже Востсибугля велись на протяжении нескольких лет, но ситуацию к финальному завершению подтолкнул пятилетний договор между Иркутскэнерго и Востсибуглем на поставки угля, который истекает в конце этого года.

Почему только Востсибуголь? У "Базового элемента" в Иркутской области три очень важных производственных актива, тесно взаимоувязанных между собой и с угольной компанией соответственно. Два ведущих российских алюминиевых завода и Иркутскэнерго, энергетическая компания, производящая для этих заводов дешевую электроэнергию. На протяжении многих лет, еще задолго до прихода БАЗЭЛа, энергетики довольно жестко обвиняли угольщиков в высокой рентабельности и завышенных ценах на уголь. Их главной претензией тогда было, что за угольную рентабельность энергетики вынуждены расплачиваться перекрестным субсидированием. Энергетики не могли закладывать высокую рентабельность потому, что их тарифы регулировались РЭК. Не исключено, что свою рентабельность энергетики догоняли тарифами на тепло для промышленных предприятий. Они никогда не были низкими. Поэтому подписание договоров на поставки угля энергетиками происходило только при посредничестве областных властей.

Так было раньше. Разумеется, что вхождение Востсибугля в структуры БАЗЭЛа замкнет энергетический треугольник, за счет которого, собственно, и обеспечивается низкая себестоимость производства алюминия. Иркутскэнерго получит доступ к дешевому углю для энергосистемы, а значит, для алюминия. А вот что будет с тарифами на электроэнергию для населения и с тарифами на тепло для теплоемких промышленных предприятий области -- не знает никто. О рентабельности иркутского угля ведь тоже придется думать, но, разумеется, не в ущерб алюминиевому бизнесу. А вот о рентабельности теплоемких предприятий, в число которых входят АНХК, Усольехимпром, Саянскхимпром, филиалы группы "Илим" в Братске и Усть-Илимске пусть голова болит у собственников, причем тут депутаты.

Ситуация, когда весь иркутский ТЭК становится заложником интересов одной корпорации, основной бизнес которой зарегистрирован в оффшорах, вызовет обеспокоенность у любого здравомыслящего человека, даже не обладающего стратегическим мышлением. А выход из структур СУЭКа стратегического угольного актива, как было упомянуто выше, не укладывается в стратегические планы Газпрома в реформе электроэнергетики в Восточной Сибири. И в этом контексте скорейшая газовая диверсификация области становится актуальной как никогда. Только об этом ни стратеги из фондов, ни иркутские депутаты почему-то совсем не задумываются.

Светлана БАТУТЕНЕ

10.12.07


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные