Сегодня: 07.08.20
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 07 августа 2020 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

БИЗНЕС-ЛАНЧ


ЭКОНОМИКА ОТКАТОВ

Как главная причина инфляции

Резкое повышение цен осенью прошлого года на продукты первой необходимости повергло обывателя в шок и заставило власти заговорить об инфляции. До этого симптоматичного события в основном предпочиталось рапортовать об экономическом росте и нанотехнологиях. Между тем инфляция набирает обороты, что дало основание россиянам главным событием ушедшего года назвать именно инфляцию, а не рост своего благосостояния.

Правительство предприняло ряд административных попыток для сдерживания цен, однако эти меры могут иметь весьма плачевные последствия для экономики, поскольку на сегодняшний день очевидными стали два фактора. Первый -- инфляция перешла в стадию гиперинфляции, все основные признаки налицо. Второй причиной российской инфляции стало не просто накачивание экономики избыточной денежной массой, а глубокий системный кризис, который уже в ближайшее время фатально нивелирует все бенифиты, которые отечественная экономика получает за счет высоких цен на энергоресурсы.

Необходимо понимать, что инфляция впервые залезла в кошельки россиян не в конце 2007 года. Первые признаки ползучей инфляции стали очевидны в 2005 году. Тогда ее амплитуда колебалась от 0,3 % до 2,6 % в зависимости от месяца. В 2006 году -- от 0,4% до 2,4%. А в 2007 году -- всего от 0,6% до 1,7 % в течение года. Наиболее показательны в этом смысле первые январские месяцы каждого года, потому что новый год на протяжении последних четырех лет страна стабильно встречала скачкообразным повышением цен. В январе 2005 года был отмечен самый высокий рост. Он составил 2,6%. В январе 2006 -- 2,4%, в январе 2007 -- 1,7 %. По итогам января текущего года инфляция составила 2,3%. Таким образом, покупательная способность рубля снижалась на протяжении пяти лет.

Впервые на проблему инфляции еще в 2004 году обратил внимание председатель подкомитета по денежно-кредитной политике, валютному регулированию и деятельности ЦБ Госдумы Михаил Задорнов. Он констатировал, что впервые за последнее десятилетие инфляция не демонстрирует тенденцию к снижению в течение года. Он тогда сказал очень важную вещь, на которую никто не обратил внимание. А именно, что рост цен производителей превысил потребительскую инфляцию больше чем на 2,3 % за десять месяцев 2004 года. Уже тогда Задорнов подверг критике беспечность ЦБ, руководство которого объясняло данную тенденцию случайными факторами. Благодушие руководства Центробанка основывалось на одном аргументе: в экономике все хорошо, а "это" -- временные трудности. Тогда как, по мнению Задорнова "это" была не случайность, а серьезный сигнал неблагополучия в экономике.

Прошли годы, и оказалось, что Задорнов был прав. Ползучая инфляция выросла и стала гиперинфляцией и вынудила власти прибегнуть к регулированию оптовых розничных цен на продукты первой необходимости. Чтобы не быть голословной, приведу здесь основные признаки гиперинфляции. Первый -- требование рабочих повысить заработную плату, недовольство социально незащищенных слоев населения и активизация профсоюзного движения за право работников на индексацию заработной платы в соответствии с темпами инфляции. Второй -- избыточный спрос вследствие роста потока инвестиций, или роста государственных расходов, или вызванный чрезмерной кредитной экспансией. Третий -- неконтролируемый рост издержек на производство, спровоцированный тарифами монополий и фактически узаконенным воровством, потому что "откаты" по российскому законодательству преступлением не считаются. Последнее имеет место на всей производственной цепочке товара от производителя к потребителю и являются главным составляющим фактором себестоимости. Напомню, что гиперинфляция страшна и коварна тем, что рост цен на продовольственные товары подвигает профсоюзы на активность и ожесточенное сопротивление, что заставляет администрацию предприятий удовлетворять их требования и тем самым увеличивать издержки, раскручивая инфляционную спираль со стремительной скоростью.

Задорнов, как вы помните, больше всего обеспокоился ростом цен не в потребительском, а в производственном секторе. Правда он не сформулировал главную мысль, что причина российской инфляции кроется не в кредитно-денежной, а в производственной политике, и называется раздутой себестоимостью. Поэтому то, что сегодня происходит в нашем отечестве, называется инфляцией издержек и не лечится игрой курса рубля к иностранным валютам и не регулируется количеством напечатанных денежных знаков. Российская инфляция зависит от количества "откатов", полученных с каждой производственной цепочки или каждого этапа прохождения кредитных, инвестиционных и бюджетных средств к объекту назначения и не связана с количеством золотовалютных запасов страны. И данную проблему можно решить только одним способом, как это делается в цивилизованном рыночном пространстве. Инфляцию издержек можно победить только производством конкурентного товара, то есть товара с реальной, а не надутой себестоимостью.

Как известно, продукция отечественного агропрома не конкурентоспособна с западными аналогами. Причина понятна -- высокая себестоимость продукции. На последних переговорах сельхозпроизводителей, представителей оптовых и розничных сетей с правительством о продлении моратория на замораживание цен на основные продукты питания, продленным до 1 мая, власти вынуждены были пересмотреть условия моратория. Цены были заморожены на новом уровне, с учетом 5--6% повышения от фактической себестоимости продукции на 31 января этого года. Главным аргументом производителей было то, что их издержки за три месяца, с момента подписания моратория возросли на 10--15 % из-за повышения цен на сырье. И если мораторий будет продлен без учета повышения, которое, заметьте, ложится на себестоимость, отечественные производители не смогут выйти на уровень безубыточности. К слову сказать, неконкурентоспособность российского агропрома вынуждает правительство снижать импортные пошлины, а это в свою очередь вызывает уже другой вид инфляции, импортный, который в свою очередь провоцируется притоком в страну валюты и ростом импортных цен.

Мультипликационный резонанс от разного вида инфляций: импортной, кредитной, индуцированной, административной (регулирование цен), которые, по сути, изначально были спровоцированы инфляцией издержек, вызвали гиперинфляцию и создали у обывателя впечатление, что цены вдруг выросли на ровном месте. По поводу случившегося возникает другой вполне закономерный вопрос: "Если благосостояние людей все эти годы росло быстрыми тепами, то почему вдруг такая истерика от повышения цен и необходимость их регулирования?"

Как свидетельствую цифры, темпы инфляции в 2005 году были значительно выше и они должны были быть шоковыми, ведь доходы народа на том момент еще не выросли так, как сейчас. Ответ может быть только один. Благосостояние не выросло или оно выросло только у тех, кто имеет доступ к производственным цепочкам, где возможно наиболее высокое увеличение себестоимости товаров за счет личного обогащения посредством откатов. А остальная масса трудового люда, на плечи которой ложатся все эти бренные затраты, уже не в состоянии эту ношу тянуть.

На днях первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев заявил, что российская экономика перегрелась и предрек недальновидным банкирам новый кризис ликвидности. По его мнению, это приведет к росту ставок по кредитам и сокращению денег в реальном секторе экономики. Короче, к инвестиционному кризису. Он также перечислил симптомы перегревшейся экономики. Это рост потребительского спроса, опережение роста доходов перед производительностью труда и накачка бюджетными инвестициями.

Накачка бюджетными инвестициями -- это вообще беда для больной экономики, потому как они не только низкоэффективны, но еще и не доходят по назначению, а висят мертвым грузом на счетах ЦБ в ожидании решения чиновника, который в свою очередь ждет с них откат. Например, 240 млрд руб., выделенных госкорпорации "Фонд содействия реформированию ЖКХ", регионы не могут получить. А 130 млрд руб. "Российской корпорации нанотехнологий" никак не могут покинуть счета ЦБ и попасть в руки нанотехнологам. Не адекватные низкой производительности труда доходы тоже объясняются откатным фактором, потому как откат выплачивается не за труд, конвертированный в ценность продукта, а за занимаемую должность. Что касается роста потребительского спроса, то он, согласно сказанному господином Улюкаевым, будет не расти, а падать.

Стоит отметить, что какое-то время классовый разрыв между трудовым людом, в чью кошелку складывается умноженный на количество цепочек "откатный эффект" и теми представителями, что незаслуженно присваивают себе часть национальной собственности в некоторой степени нивелировался за счет создания видимости покупательской способности. Распущенная кредитная политика банков была на руку тем, кто говорил о том, что российский гражданин стал платежеспособен настолько, что может позволить купить себе квартиру, автомобиль, телевизор, стиральную машину и кофеварку, наконец, и она как нельзя лучше способствовала дальнейшему раскручиванию спирали гиперинфляции.

Очевидные факты, что заработная плата у граждан не увеличилась, а просто из черной превратилась в белую, а квартира, машина и прочая мелочь, не сопоставимая по стоимости с недвижимостью в Европе и на Канарских островах, приобретена в кредит и под кабальные проценты, в расчет не брались. Однако после случившегося осенью прошлого года первого кризиса ликвидности cсуживание незадачливым гражданам средств под драконовские проценты перестало быть выгодным бизнесом. Обыватель, все это время живший в долг и столкнувшийся лицом с суровой реальностью, вдруг понял, что все это была не халява, а барщина, и что после выплаты безумных процентов денег на колбасу уже не хватает, взвыл и побежал искать защиты у профсоюзов.

А профсоюзы, как им и полагается, встали на защиту трудового народа, давя на администрацию заводов и требуя повышения заработной платы и индексации адекватно инфляции. Аргументы менеджмента заводов о том, что повышение и индексация не возможны по той простой причине, что темпы производительности труда в этом случае не будут соответствовать темпам роста заработной платы, скорей всего потонет в недовольном ропоте должников, заемщиков и заложников собственной и банкирской жадности. Призрак массовых забастовок и кастрюльных бунтов уже бродит по российской провинции, оставляя пока в наивном неведении благополучный анклав Садового кольца.

На самом деле профсоюзы и стоящие за ними трудовые массы будут правы, потому как проблема раздутости себестоимости российских товаров должна быть решена не за счет эксплуатации народного труда, а за счет снижения издержек, которые язык не поворачивается назвать производственными. По оценке независимых экспертов, всерьез занимающихся изучением проблемы откатов, только в 2006 году откаты обошлись российской экономике в 640 млрд руб. В российской практике разница между рыночными и фактическими ценами закупок составляет 16% и выше. Только в секторе государственных закупок, в позапрошлом году было потеряно 160 млрд руб. на федеральном уровне, 65 млрд руб. на региональном и 78 млрд руб. на муниципальном. В результате манипуляций с ценами бюджеты всех уровней недосчитались более 300 млрд руб.

Самыми откатными отраслями и ведомствами оказались ЖКХ и строительство, Пенсионный фонд, Федеральное агентство по строительству, МВД, Минтранс и Федеральная налоговая служба. Не отстают от них Газпром, РЖД и Транснефть. По оценке независимых экспертов Ассоциации участников электронной торговли каждый четвертый бюджетный рубль в России украден. И если размеры государственных заказов в 2006--2007 годах составляли 4 трлн руб., то можно смело предположить, что 1 трлн попал в карманы чиновников, а это соразмерно одной третьей Стабилизационного фонда. И это только те деньги, которые можно гипотетически подсчитать. Размеры откатов в частном корпоративном секторе можно только представить и ужаснуться. Откатная система делает не конкурентоспособной российскую промышленность не только потому, что деньги уходят просто так и не превращаются в добавленную стоимость, а в том числе и потому, что заказы получает не тот, кто профессиональнее сможет их реализовать, а тот, кто купил должностное лицо, принимающее решение. Это значит, что на рынке продвигаются не те компании, которые имеют лучшие кадры и технологии, а те, у кого есть возможность предусмотреть откаты в структуре себестоимости. Таким образом получается, что российский бизнес в принципе не нацелен на производство качественных товаров с реальными затратами. И в этом главная причина нашей инфляции. Российская экономика не способна встраиваться в цепочки глобальной экономики, которая нутром отвергает любой бизнес, созданный на раздутых, а не реальным затратах. Поэтому мы можем продавать на экспорт только те продукты, которые находятся в первой цепочке, это, как вы поняли, нефть, газ и т. д. И совсем не можем торговать технологичными продуктами, потому как всему остальному миру не объяснишь, что есть в структуре российской себестоимости такая строка расходов -- откат.

Светлана Батутене

18/02/08


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные