Сегодня: 23.02.18
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 23 февраля 2018 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

БИЗНЕС-ЛАНЧ


Кто накормит африканскую девочку

Рост цен на нефть создает все больше проблем. Самая серьезная из них  -- голод. В борьбе за  дешевые источники энергии человечество стало переводить продукты на топливо, производя этанол. И чем выше цены на нефть, тем выше поднимаются цены на пшеницу. И чем выше цены на нефть, тем больше кукурузы американские фермеры отправляют в автомобили.  И чем больше биотоплива они производят, тем больше голодных людей становится на планете. Человечество стало заложником своих непомерных желаний, создав порочный замкнутый круг. Питон человеческой алчности пожирает свой хвост.

 

И совершенно шизофреническими на этом фоне выглядят державные  российские амбиции по поводу великого аграрного будущего. Как и непонятно на чем основанные заявления о том, что у крестьян появились деньги и фантастически возросла рентабельность. Ненароком случившаяся у сельхозпроизводителей прибыль за прошлый год дала основания кое-кому констатировать "абсолютное финансовое здоровье отрасли". И если все они, крестьянские хозяйства, "поголовно в плюсе, значит жаловаться им не на что" ("Русский Newsweek" № 17 от 21 апреля с. г.)

 

Чиновники из Минсельхоза продолжают тешить себя мечтами о том, что они прокормят не только Россию, но и мир, не без собственной, разумеется, выгоды. Как известно, экспорт зерна за последний год стал следующим по доходности после нефти и газа трейдерским бизнесом. На мировом голоде, конечно же, у некоторых руки чешутся заработать. Поэтому, воспользовавшись дефицитом продовольствия, они  стремятся увеличить экспортные поставки зерна как минимум на 15--20%  и не продлевать  экспортную запретительную пошлину на российскую пшеницу с первого июля. Согласно  сомнительным прогнозам,  урожай в этом году  составит не менее 85 млн тонн. И ни у кого нет сомнений, что такими же "темпами урожаи будут расти и в дальнейшем".

 

На чем такая уверенность основана, непонятно. Аграрный Китай в этом сезоне настигла непогода, а китайское правительство тоже, наверное, планы строило. Никто из китайцев не ожидал, что поля на юге этой весной  запорошит снегом. Природные катаклизмы ведь не только в Британии и Америке случаются. Но это так, лирика. Дело  совсем в другом. По данным того же Минсельхоза, темпы посевной кампании отстают от темпов прошлого года. По данным на 7 апреля,  яровых было засеяно всего 4,7% от плана, всего 2,3 млн га. Из них зерновых -- 1,8 млн га, что оставляет 5,7% от плана. В Южном Федеральном округе к середине апреля было засеяно  всего 1,1 млн га, в Центральном федеральном округе 1,2 млн га, в Дальневосточном федеральном округе 26 тыс. га. В общем, "не говори гоп, пока не перепрыгнешь".

 

Между тем "козью морду" амбициозным планам аграрных чиновников могут подстроить все те же цены на нефть. В отличие от тех, кто сидит в кабинетах и строит многообещающие планы по спасению  глобального мира от голодной смерти, сельхозпроизводители  находятся ближе к земле. Поэтому они совсем иначе оценивают шансы страны  на предмет попадания в агарные мировые лидеры. По их мнению, не стоит строить наполеоновские планы по сбору урожая, поскольку и посевная, и  жатва могут попросту захлебнуться в  росте цен на бензин. Ведь в себестоимости той же пшеницы ГСМ составляет 50%. И если кто-то и насчитал в прошлом сезоне рентабельность в сельской отрасли в 30%, то тарифы монополий эту рентабельность уже давно съели. И осталась она жить своей, отдельной, далекой от реальности жизнью, в отчетах Минсельхоза. 

 

Известный в Братске  крепкий хозяйственник, гендиректор ЗАО "Гелиос" Владимир Смирнов глубоко убежден, что если в ближайшее время федеральные власти не примут меры по сдерживанию тарифов государственных  монополий, страна потеряет сельское хозяйство  навсегда. С ним солидарен  гендиректор холдинга "Кормовец" Александр Шапошников. По его мнению, проблемы  обеспечения  доступным продовольствием не могут быть отложены в долгий ящик. Каждый из нас нуждается в еде каждый день, и предложение из области "подождите, поедите завтра", будет выглядеть, по меньшей мере, абсурдно. Он так же убежден, что детонатором во взрывной продовольственной теме может стать зерновой вопрос, потому что это сырье необходимо не только для производства хлеба, но и для кормов в животноводстве. Без зерна аграрию никуда. А цена его на внутреннем рынке растет по причине ажиотажного спроса во всем мире.

 

Кроме  бензина существуют еще тарифы на тепло и электроэнергию, тарифы железной дороги. Как сообщил директор ОАО "Падун-хлеб" Дмитрий Рыбкин, в себестоимости его хлеба заложены не только цены на зерно, совершенно безумные деньги приходится платить и  за железнодорожные вагоны, в которых зерно поступает на его предприятие.Только помывка одного вагона стоит 19 тыс. руб.

 

В свое время  Владимир Смирнов  возлагал большие надежды на реализацию национальных проектов, которые в прошлом году стали активно  внедряться на селе. Но его воодушевление  улетучилось с приходом нового года. В новом году ОАО "Иркутскэнерго" преподнесло сельхозпроизводителям подарок, так называемые нерегулируемые тарифы, которые было предложено подписать каждому руководителю  производства. В результате электроэнергия для потребителей области стала дороже на 30--40%.  "И попробуй, не подпиши, они ведь монополисты", -- негодует Владимир Смирнов. --

А их предложение пойти и найти другого поставщика энергии, если ты не согласен с тарифами, вообще предел цинизма и издевательства".  Цены на бензин Владимир Смирнов  считает полным безобразием. Иметь под боком нефтеперерабатывающий завод, который получает нефть по трубе, и мириться с тем, что никто не обязывает руководство предприятия-монополиста открывать свою  экономику  и рентабельность? Так, по его мнению, можно не только сельское хозяйство, а вообще область потерять.

 

Вот и получается, что  аграрная рентабельность,  которая должна  расти как на дрожжах, всего лишь миф. И  прибыль от цен на зерно на внешнем рынке имеют лишь те, кто его продает, точно так же, как экономическую выгоду от экспорта нефти и газа совсем не ощущает тот, кто вынужден в стране, добывающей нефть, платить за бензин больше доллара, а не меньше -- как в Америке, которая  эту нефть импортирует. По мнению Владимира Смирнова, сельхозпроизводителей поставили в такие условия, когда они, оставшись один на один с потребителем, вынуждены оправдываться за доходы, которых у них нет. И покупателю не объяснишь, что тарифы монополий в их продукции сожрали и государственные дотации, и средства национальных проектов, и сельскохозяйственную рентабельность. Он считает, что если мы не хотим снова развалить отрасль и  дальше травиться китайскими овощами и мясом, то необходимо прекратить искать того виноватого, кто взвинтил цены. Глава "Гелиоса" убежден:   причина роста цен на продукты в монопольном характере сырьевой  российской экономики.

 

Такого же мнения начальник Управления сельского хозяйства администрации Братского района Александр Елисов. По его мнению, главная проблема для села -- рост цен на ГСМ, электроэнергию и комплектующие, и решить ее можно только на государственном уровне. Однако этого недостаточно. Необходимо создавать условия, чтобы политика именно государственной власти способствовала тому, чтобы сельхозпроизводитель не ждал помощи, а имел собственные реальные возможности для развития. Нужны даже не деньги, а реальные условия для деятельности.

 

Словом, нашим предприимчивым аграриям не нужна бездумная закачка государственных средств,  вырученных якобы от экспорта зерна, а нужна дешевая солярка, поменьше посредников и честные кредиты в банках. Это все,  что им нужно. И тогда, может быть, и мечты Минсельхоза --  накормить африканскую девочку --  стали бы реальностью.  

 

Только вот ничем пока не может помочь африканской девочке министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев. Скорей всего,  его крупномасштабные планы по сбору  урожая так и останутся запечатленными на бумагах в стенах его ведомства, ибо жестокая реальность очень далека от его радужных представлений. И крестьяне в далекой сибирской глубинке совсем не вторят ему в унисон. Так, Владимир Смирнов убежден, сельское хозяйство может нормально развиваться только при условии, если благодаря государственным дотациям выдерживается соотношение: 1 кг зерна должен быть равен стоимости одного литра ГСМ. Иными словами, если на сегодняшний день килограмм зерна на внутреннем рынке стоит 9 руб. то литр ГСМ  для крестьян должен стоить столько же. Как это имеет место во всем цивилизованном мире. А если этого нет, то и пытаться сдерживать инфляцию всякими там "заморозками" и поиском врагов народа -- перекупщиков, то же самое, что ждать зимой листьев на деревьях.

 

 Одной из главных причин роста цен на продукты питания принято считать интеграцию  России в мировую экономику. Вроде бы как цены по всему миру растут, а мы что, на Луне что ли находимся? И почему-то никого не удивляет странная избирательность аргументов в этой скользкой теме. Когда вопрос про цены на бензин  и хлеб  для своих граждан встает, то можно про это вспомнить. А вот когда о количестве бедных в стране заговорят или о том, что Россию в ВТО в этом веке уже точно теперь не примут, мы вдруг вспоминаем, что, оказывается, мы страна  не развитая, а развивающаяся. Короче, интеграция у нас получилась точечная. И очень  удобная. Видим только там, где  выгодно. Ведь под шумок мирового голода можно и дальше тарифы поднимать на бензин,  на газ, на тепло. Под аргументы о мировой конъюнктуре, которую создал  жиреющий  китайский средний класс,  до такой степени обнаглевший, что стал употреблять в пищу  европейские продукты, можно так  инфляционную спираль раскрутить, что ни один сердобольный пенсионер не пикнет, умываясь слезами по голодной девочке в Африке.  Между тем по всем  макроэкономическим признакам Россия находится в стадии  активного развития государственного монополизма. Откройте Карла Маркса с Фридрихом Энгельсом, много знакомых примеров из  современной жизни найдете.

 

Совсем свежий пример, на первый взгляд к теме отношения не имеющий, но на самом деле как раз о том, наболевшем. На днях  крупные российские авиаперевозчики, в числе которых такие известные компании, как "Трансаэро", S7, "КД Авиа" и другие, обратились  с письмом к премьер-министру Виктору Зубкову, в котором обвинили нефтяные компании в росте цен на керосин и попросили государство вмешаться в решение данного вопроса. Авиаперевозчики, разумеется, озабоченные снижением пассажиропотока, а значит, и своей прибылью, предложили правительству централизовать реализацию авиатоплива государственными нефтяными компаниями  и обеспечить прозрачность ценообразования, опирающегося на баланс спроса и предложения.

 

 Обратиться к властям авиаперевозчиков заставило очередное повышение цен на керосин с 1 мая. Авиаперевозчики предупредили правительство, что ситуация с  неконтролируемыми ценами монополий окончательно подорвет экономическую базу авиакомпаний страны. Боюсь показаться банальной, если скажу, что  ответом нефтяных компаний на отчаянный вопль авиаперевозчиков стали рассуждения о мировой конъюнктуре  и отсутствии дефицита топлива в стране. Приблизительно то же самое услышали голодные граждане Приморья и Сахалина про муку, когда однажды поутрупроснувшись, обнаружили в  магазине хлеб по цене 35 руб. за буханку.   

 

По сути, сельхозпроизводители и авиаперевозчики говорят об одном и том же, о государственном монополизме, который и является, если называть веши своими именами, главной причиной инфляции. И этот монополизм скоро заставит  россиян так же как и   американцев поставить машины на прикол, перестать летать, строить коттеджи, наряжаться и ходить в рестораны. Люди перестанут жить и начнут просто выживать. Только вместе с ними не выживут, а погибнут растущие рынки, такие как автопром, строительство, ЖКХ, перерабатывающая промышленность и весь сектор обслуживания. И в стране наступит чрезвычайная ситуация, которая из истории знакома нам под названием "военный коммунизм". Потому что в отличие от российской, экономика  Америки не загнется от снижения потребления нефтепродуктов. У них, как известно, рынок биотоплива активно развивается, да и торгуют они не сырьем, а передовыми  технологиями, и бедных у них меньше, и бесплатная социальная тарелка супа от американского правительства -- всегда пожалуйста.

 

Светлана Батутене

 


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные