Сегодня: 21.02.19
логин
пароль
Рекламные ссылки:

Сегодня 21 февраля 2019 года

  
Рубрики:  КЛИМАТ НАШЕГО БИЗНЕСА  ВЛАСТЬ  РИСКИ  ДЕНЬГИ   ДЛЯ ПОЛЬЗЫ ДЕЛА  НАШ КВАДРАТНЫЙ МЕТР  КЛУБ МАРКЕТОЛОГОВ  BAIKALLAND  НАШЕГО УМА ДЕЛО  ДОРОЖЕ ДЕНЕГ  БИЗНЕС-ЛАНЧ  PDF-ВЫПУСКИ  1  2  3  4  5  6   7                        ГОСЗАКАЗ И КОММЕРЧЕСКИЕ ТЕНДЕРЫ                      *  
 

PDF-ВЫПУСКИ


ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ БЕЗ ПРИБЫЛИ?

На что и на кого могут рассчитывать убыточные предприятия Приангарья

Предприятие должно приносить прибыль -- это аксиома рыночных отношений. Нет прибыли -- нет средств для поддержания производства, для уплаты налогов, для выплаты заработной платы. Если владелец не предпринимает каких-либо серьезных шагов по «оздоровлению» собственного бизнеса, то, скорее всего, в ближайшее время название его компании украсит список убыточных производств.

Об особенностях жизни предприятий, внесенных в «черный» список, корреспондент «Иркутской торговой газеты» беседовала с заместителем главы администрации Иркутской области Алексеем Соболем.

В Сибирском Федеральном округе на сегодняшний день доля убыточных предприятий среднего и крупного бизнеса -- около 50%. В Иркутской области этот показатель равен 47,3% (без учета агропромышленного комплекса). Среди отраслей области «аутсайдерами» являются: легкая, фарфоро-фаянсовая промышленность, некоторые предприятия химического, лесопромышленного и машиностроительного комплексов. Большая часть убыточных предприятий находится в частной собственности. Среди крупных и средних предприятий на территории Иркутской области в федеральной собственности -- всего шесть убыточных предприятий: ПО «Восток», Иркутский релейный завод (10% в госсобственности), Мамско- Чуйский ГОК, гидролизные заводы Зиминский, Бирюсинский (по 51% акций предприятий находятся в госсобственности), Тулунский (49%).

Все убыточные предприятия, по мнению Алексея Соболя, можно разделить на две большие группы: это предприятия, производящие не востребованную на рынке продукцию, и предприятия, входящие в состав холдинговых структур, прибыль которых формируется за пределами региона.

«Благодаря» схеме работы предприятий второго типа, мимо областного бюджета, по оценкам специалистов, проходит около 3,5 млрд. рублей . Жизненные процессы в таких компаниях происходят следующим образом: компания «А» входит в холдинг «В». Прибыль компании «А» формируется на уровне управляющей компании «С», которая является «головной» в холдинге «В». Само же предприятие «А» может находиться на жестком бюджете и формально являться убыточным.

Алексей Соболь подчеркивает, что эта схема соответствует действующему законодательству, в том числе и нынешнему налоговому кодексу, согласно которому прибыль предприятия формируется там, где оно зарегистрировано. «Это нормально, любой собственник стремится минимизировать свои убытки,» -- говорит Алексей Соболь.

Вторая часть предприятий стали убыточными в подтверждение главнейшего правила рыночной экономики: спрос определяет предложение. Нет спроса на производимую продукцию, не будет и прибыли, а без нее, как без скафандра в космосе, стопроцентная гарантия только одна -- верная смерть. Рынок многих товаров в начале 90-х годов в России упал в 10 и более раз: пошатнулся машиностроительный комплекс; не перенесла конкуренции с более дешевой китайской, турецкой, польской продукцией наша легкая промышленность.

Ярким примером такого рода предприятий можно назвать ПО «Восток». Предприятие работало на оборонную промышленность. После перестройки, когда расходы на военные нужды были резко сокращены, производственное объединение осталось без гарантированного рынка сбыта. Те редкие госзаказы, которые все же поступали на «Восток», оплачивались по принципу «утром стулья -- вечером деньги». Итогом стала та процедура банкротства, которую проходит сегодня предприятие, некогда известное далеко за пределами региона.

На что им тогда рассчитывать? Из федерального бюджета, несомненно, кое-какие средства на развитие экономики выделяются, в том числе и на «реабилитацию» госсобственности. Однако, отмечает Алексей Соболь, эта помощь носит скорее моральный характер, нежели материальный. Например, для того чтобы Мамско-Чуйский ГОК смог заработать в полную силу, ему необходимо 60-80 млн. рублей ежегодно. Из федерального бюджета выделяется лишь 10 млн. Причина одна -- в бюджете нет средств.

Но кроме объективных причин возникновения убыточных предприятий, по словам Алексея Соболя, существует и субъективная причина -- неэффективное управление. Ярче всего оно проявилось на предприятиях, которые перешли в частную собственность. Из-за бесталантного управления развалилось очень много предприятий Приангарья: завод тяжелого машиностроения, Восточно-Сибирский завод огнеупоров.

Находящиеся на последнем издыхании частные предприятия могут рассчитывать только на свои силы: государство по определению не имеет права вмешиваться в деятельность частных структур. Причем подобное самовозрождение не миф. В 2000 году ОАО «Саянскхимпласт» благодаря такому «внутреннему» инвестированию смогло выйти из кризиса, в котором находилось в 1996 году.

Единственное, чем может власть «подсобить» управленцам- неудачникам -- это выделить средства в рамках инвестиционных программ. Однако для того чтобы получить ту малость, которую возможно выделить из областного бюджета, сделать им необходимо очень много. Во-первых, нужно еще доказать, что средства будут израсходованы исключительно по производственной необходимости и дадут отдачу . Во-вторых, потребуется отчитаться за каждую выделенную из областного бюджета копейку. Алексей Соболь тем не менее подчеркивает, что инвестиционные проекты, скорее всего, не изменят положение дел, а лишь подтолкнут дирекцию предприятия к поиску собственного выхода из ситуации.

В целом же поднять убыточное предприятие можно. Только для этого нужно провести полную замену основных фондов, которые на убыточных предприятиях изношены на 50-80%. Организовать управление предприятием нужно так, чтобы оно смогло занять свою нишу на рынке. И самое главное -- необходимы денежные вливания, то есть -- очень крупные денежные вливания. Алексей Соболь отмечает, что примеры возрождения умирающих предприятий в России существуют, но только в рамках холдинговых компаний , которые имеют собственные ресурсы для проведения подобной «интенсивной реанимации». Ярким тому примером является АНХК. Умирающее предприятие после прихода «ЮКОСа» просто расцвело. На сегодняшний день АНХК -- один из крупнейших нефтеперерабатывающих заводов Сибири.

Где же выход? В колоде Таро есть карта «повешенный», которая означает: «Единственный путь наружу, есть путь внутрь». Но не нужно уметь гадать на картах, чтобы понять: спасение убыточных предприятий -- дело рук самих предприятий.

Александра ТЕРЕНТЬЕВА, "Телеинформ"


  На первую страницу
  Cмотреть анонсы всех последних публикаций рубрики
  Cмотреть в архиве рубрики

Рекламные ссылки:

   
Написать отклик: itg@tinf.irk.ru
  
Условия размещения рекламы на сайте
Подписка на издание
Выходные данные